для старих юзерів
пам’ятати
[uk] ru
Для полноценной работы сайта включите в вашем браузере поддержку JavaScript. В противном случае многие функции сайта будут недоступны.

Февральская революция

Февральская революция
Это вам не «погудеть»! 12 февраля предприниматели ворвались в киевскую мэрию и добились отмены грабительских поборов. Дерзкое восстание среднего класса против люмпенизации, уготованной киевлянам «поющим мэром», произошло как лавина. А последним камушком послужило решение отобрать у владельцев киосков их "малые архитектурные формы" под соусом монополизации (якобы, упорядочения)  рынка розничной торговли.
 

 
Коммунальное предприятие «Киевское инвестиционное агентство» действует по принципу: все киоски в Киеве незаконные! По распоряжению Черновецкого их сносят и за деньги предпринимателей ($ 10-20 тыс. с носа) строят на их месте новые, которые уже принадлежат не предпринимателям, а мэрии. Даже построенные за счет предпринимателей остановки транспорта со встроенными киосками отбирают за бесценок либо сносят.
 
Речь идет о превращении свободных торговцев столицы в рабов «семьи» Леонида Михайловича. Они даже не смогут продать свой бизнес, потому что киоск им не принадлежит. На такой махинации можно положить в мэрский карман сотни миллионов: ведь в новые киоски станут новые люди, согласные на роль рабов – «свои» люди, и громаднейший рынок будет полностью захвачен. Уже сейчас, несмотря на яростное сопротивление предпринимателей, по ночам на улицах Киева рычат эвакуаторы, отрабатывая проскрипционные списки на тысячи киосков. Так Черновецкий выколачивает деньги на президентскую избирательную кампанию, надеется переиграть Тимошенко, Януковича и Ющенко со преемники в 2010 году.
 
Вообще, коммерсант – естественный враг любой диктатуры, опора которой в бандитизме голытьбы, популизме и безудержной лжи. Когда друзьям Путина, автозаводчикам понадобилось создать рынок допотопных автомобилей российского производства на дальнем востоке России, они ничтоже сумняшеся запретили ввоз автомобилей из-за границы, обозвали «кучкой криминальных элементов» и затоптали привозным омоном всех тамошних торговцев машинами, робко протестовавших против государственного «кидка». А затем на многотысячных митингах «Единой России» люди с пустыми глазами, которым в жизни не видать собственного автомобиля, за краюху черствого хлеба и по скинутому ректорам-директорам на факс распоряжению расхваливали российский автопром. Так же, как по разнарядке Черновецкий в Пятницу, 13-го собрал на митинг под мэрией слушателей своего блатного воя, выдаваемых им за «поддерживающий народ».
 
Черновецкий всеми силами копирует неадекватных северных царьков, общественное мнение подвергнуто террору импортированной из России стаи гнусных политтехнологов, беспределу мэра нет границ. Так что если у нас будет свой Путин – это будет не Путин в юбке, не диоксиновый Путин, а обдолбанный космический Путин, лучший друг бабушек. И песенки черно-фюрера про «суровые годы уходят» закончатся тем же, что всегда бывает: он сошлет этих бабушек в концентрационные дома престарелых и разместит в освободившихся квартирах свои черные бригады шариковых.
 

 
Люди раскачивались на протест долго. Повышение цен на метро и троллейбус-автобус-трамвай, платный вьезд на кладбища – все это было нагло, но терпимо. Эвакуаторы, крадущие машины средь бела дня вопреки всем законам и праву частной собственности, были среди первых звоночков, предупреждающих про большую беду. Причем никто не знал и знать не хотел, что Черновецкий покупает их за деньги, выделенные на покупку машин скорой помощи. У нас общественность почему-то мало интересуется государственным и городским бюджетом. Щупаем только свой карман, а на общественный плевать. Оттуда и воруют больше всего.
 
Повышение тарифов не на шутку разозлило киевлян, но пассивная масса, которой до того, чтобы называться обществом, надо еще расти и расти – злилась у телевизоров с мониторами и не знала, что делать. Камарилья Черновецкого, продолжая испытывать терпение людей, прекратила выплаты честно заработанных копеек учителям и врачам, с неудержимой жадностью грабила практически всех независимых предпринимателей. Усилиями жертв произвола на акцию поднялись все штабы крупных политических сил, где существует обратная связь между лидерами и местной общиной. И так сознательный народ вышел под мэрию – в количестве 20 тысяч человек, не просто помитинговать, а на прорыв.
 
Остальное было делом техники. 12 февраля Черновецкий планировал принять бюджет со смехотворно заниженными показателями, более чем на 5 млрд. меньше прошлогоднего. В этом бюджете на все коммунальное хозяйство Киева предусматривается выделить меньше денег, чем существующий долг мэрии перед одним «Киевводоканалом» (более полумиллиарда). Столичная экономика готовится к переходу в тень, к фактическому банкротству целого мегаполиса с целью купить потом весь город по дешевке. Мэрию оцепили автобусы «Киевпастранса», милиция стала оттеснять митингующих, которые закидали яйцами вход в горадминистрацию. Митингующие попытались прорвать оцепление, были остановлены «беркутами». Силового противостояния не произошло, потому что рядом с людьми у входа в мэрию были нардепы от БЮТ Анатолий Семинога, Андрей Павловский, и милиции пришлось вести себя вежливо. В зале заседаний тоже были нардепы: Николай Катеринчук, Инна Богословская, Василий Горбаль. Большинство депутатов горсовета и народные депутаты потребовали от Олеся Довгого немедленно дать слово представителям митингующих.
 
Довгий, конечно, попытался устроить цирк. Вместо того, чтобы дать слово десяти представителям профсоюзов и организаций предпринимателей, он пришел на проходную и впустил «всех желающих» (тех, кто сумел прорваться к дверям через милицейское оцепление) – лидеров акции протеста и выставленных загодя у мэрии собственных карманных кликуш. Всего оказалось человек сорок: десятка организаторов митинга во главе с представителем Госкомпредпринимательства в Киеве Апостоловым и какие-то студентки, директора коммунальных учреждений, которые «бескорыстно» пришли поддержать Черновецкого...
 
В перерыве Довгий пустил в зал заседаний эту толпу и журналистов, объявив, что все получат слово на три минуты. Но депутаты потребовали, чтобы организаторам митинга дали слово на заседании, при прямой трансляции по ТРК «Киев». Как компромисс, был составлен список выступающих. Причем Виталий Кличко добился, чтобы предпринимателей рассадили в зале заседаний у президиума – а клакеры грустно топтались у дверей, потому что Блок Черновецкого такой же доброй воли по отношению к «своей» массовке не проявил.
 
Дожидаясь заседания, предприниматели знакомились и обменивались визитками с депутатами. Несколько человек у трибуны взяли в осаду лидера лояльной мэру фракции. Вначале он рассказывал анекдоты, а потом признал: «упорядочение малых архитектурных форм» - это на самом деле захват рынка одной бизнес-группой, война за деньги. Чего вы, мол, толкуете, что у вас хотят отобрать ваши киоски? Кто сказал, что они ваши?! Они все незаконно поставлены и подлежат сносу! А если разобраться, так даже ваши квартиры вам не принадлежат!..
 

 
Началось заседание, стали давать слово людям. Олесь Довгий после каждого выступления организаторов митинга долго объяснял, что надо еще проверить, правду ли они рассказывают про поборы и грабеж. Затем пошли косяком выступления студенток и директрисс, что все в городе хорошо, Черновецкий молодец, не хватает только принять бюджет. Когда дело дошло до выступления Татьяны Петренко, лидера киевской Ассоциации владельцев малых архитектурных форм, она потребовала немедленно закончить балаган и отменить решения Черновецкого о повышении тарифов и прочих поборах.
 

 
Предприниматели обступили трибуну, а в президиум поднялись лидеры всех фракций, кроме Блока Черновецкого и ГАК, и объявили об отстранении Олеся Довгого. К сожалению, только до конца этого заседания – без голосов Блока Черновецкого нет возможности бесповоротно отправить «пажа Черновецкого» в отставку. Тот под хохот и аплодисменты зала пролепетал о закрытии заседания, а потом позорно сбежал.
 

 
Заседание продолжилось. Чтобы принятые решения были юридически чистыми, председательствующим был избран правовед Алексей Резников. Не успел он огласить повестку дня, как Довгий вернулся и заявил, что подписей за его отстранение не 61, а 60. Он потребовал дать ему решение об отстранении, схватил его, крикнул, что там одна подпись повторяется, и разорвал. После чего Довгому предложили занять место в зале или уйти, вместо того чтобы рвать ксерокопии важных решений да еще врать, будто не хватает подписей. Все видели, что на заседании был Архиепископ Павел в полном облачении священнослужителя, и что он последним подписал решение. Его подпись стоит под документом под номером 62. Хотя депутат Карпунцов действительно подписался дважды, всего подписантов 61 из 120 – это настоящее большинство... Публично соврав, «сынок» мэра удалился. Через пять минут в зале вырубили свет, но заседание продолжалось при свете мобильных телефонов. Вначале председательствующему светила Богословская, потом подоспел Катеринчук с фонариком.
 

 
Решение Черновецкого про повышение тарифов отменили. Та же судьба постигла решения о переделе рынка розничной торговли и автоперевозок, о монополизации рынка ритуальных услуг. Теперь у Олеся Довгого есть пять дней, чтобы решить, кто первый признает легитимность принятых решений – он или административный суд.
 
Решения «февральской революции» в горсовете должны вступить в законную силу. Это – воля народа, навязанная народом политикуму. Политики, поддерживающие четко выраженую волю киевлян, станут победителями, а противостоящие будут побежденными. Кажется, кризис действительно становится шансом рождения гражданского общества.
 
(продолжение следует)

© Юрій Шеляженко [13.02.2009] | Рейтинг: 42.6/11 | Переглядів: 11145

2 3 4 5 42.6/11




Коментарі доступні тільки зареєстрованим -> Facebook-login



загрузка...




programming by smike
Адміністрація: [email protected]
© 2007-2020 durdom.in.ua
Адміністрація сайту не несе відповідальності за
зміст матеріалів, розміщених користувачами.

Будь ласка, увійдіть за допомогою
Facebook-login