для старих юзерів
пам’ятати
[uk] ru
Для полноценной работы сайта включите в вашем браузере поддержку JavaScript. В противном случае многие функции сайта будут недоступны.

о праве народов на самоопределение

о праве народов на самоопределение
В заявлении Ассоциации юристов России (АЮР) утверждается, что «народ Крыма имеет право на самоопределение». Вчера в целом оценивая это "заявление" обратила внимание и на этот аспект.
 
Международное право предусматривает, как верно подмечено в заявлении, право народов на самоопределение. Однако население Крыма не является народом. Территория Крымского полуострова населена разными народами, нациями и этносами: крымские татары, крымчаки, караимы, украинцы, евреи, греки и, наконец, россияне – это далеко не полный перечень. Население Крыма никогда не было монолитным по своей сути; оно многонационально и, к сожалению, часто пронизано противоречиями. Международное право не содержит юридически оформленного понятия народ. Однако можно найти некоторые ориентиры. Международная комиссия юристов в 1972 году, рассматривая вопросы Афганистана, писала следующее:
Если мы посмотрим на общности людей, признанные народами, то их члены обычно наделены определенными характеристиками, связующими их в одно целое. Некоторыми из таких связей являются:
-исторические,
-расовые или этнические,
-культурные или лингвистические,
-религиозные или идеологические,
-географические или территориальные,
-экономические,
-количественные.
Этот далеко не полный перечень предполагает, что недостаточно наличия одной характеристики, какой бы значительной она не была, чтобы с уверенностью сказать, что некая общность составляет народ. Даже все элементы, объединенные вместе, могут не составлять достаточного основания для того, чтобы некая группа была определена как народ… Чтобы объяснить это явление, необходимо понять, что … народ начинает существовать только тогда, когда вся общность осознает свою идентичность и утверждает свою волю к существованию… как единого политического феномена».

Мы утверждаем, что население Крыма не только не соответствует наиболее ощутимым из перечисленных критериев, но, что гораздо важнее, не «осознает свою идентичность». Не община Крымского полуострова истинно выразила свое желание самоопределиться на референдуме, а референдум был навязан снаружи и сверху вниз по вертикали. Ведь не зря законодательство о референдумах предусматривает сбор подписей в поддержку проверки народного волеизъявления: инициатива в прямой демократии должна исходить снизу! В Крыму же нерепрезентативный парламент проголосовал проведение референдума, трижды перенося дату его проведения. Более того, монолитно существующий и обладающий всеми признаками народа этнос крымских татар, насчитывающий не менее 300 тысяч людей или 12% от населения Крыма, был против референдума и видит свое самоопределение исключительно в рамках единой, неделимой, независимой Украины.
 
Но даже если предположить, что население Крыма отстаивает свое право на самоопределение, необходимо вернуться к азам международного права и толковать принцип «права народов на самоопределение» системно, в связи со всеми прочими принципами международного права. В частности, право на самоопределение народов ограничено в международном праве принципом территориальной целостности и нерушимости границ. Это закреплено и в Декларации о принципах международного права 1974 года, которая является частью международного обычного права: принцип самоопределения народов нельзя «толковать как таковой, что позволяет… любые действия, направленные на ущемление, частично или полностью, территориальной целостности, политического единства суверенного и независимого государства». Международное право в первую очередь определяет право на самоопределение в границах существующих государств как право на культурное развитие, право на участие в управлении государством, право на определенную автономию. Лишь в случае, когда эти возможности попраны и в их реализации отказывается возможно прибегнуть к крайней мере – реализации права на независимость. И тут напомним об аксиоматичном для международного права, но не очевидном в национальном контексте: право на самоопределение не означает права на независимость и/или права на отделение от государства, в котором данный народ проживает.
 
Населению Крыма, к счастью, даже гипотетически не известны те реалии, через которые прошли косовские албанцы, отстаивая свое право на самоопределение. Для населения Крыма не существовало и угроз – прямых или опосредованных – уничтожения их автономии, запрета культурной идентичности проживающих там народов, этносов и групп или иных угроз правового или политического характера.
Принцип самоопределения народов давно является частью международного обычного права, что подтверждалось консультативными решениями Международного Суда ООН в деле по Намибии, деле по Восточному Тимору и деле по Косово. Оценивая правовой характер декларации о независимости Косово, Международный Суд ООН напомнил о целом ряде резолюций Совета Безопасности ООН, в которых осуждались декларации о независимости: 216(1965) и 217(1965) относительно Южной Родезии, 541(1983) относительно Северного Кипра и 787(1992) относительно Сербской республики. Суд пояснял, что «противоправность этих деклараций была вызвана не их односторонним характером, а тем фактом, что они были или могли быть связаны с незаконными использованием силы или другим грубым нарушением норм общего международного права, в частности тех, которые носят императивный характер» (консультативный вывод по Косово, 2010 год).
 
Исходя из общего постулата права, "Ex injuria non oritur jus "– из неправомерного не может возникнуть право». Эта удивительно точная формула применима к текущей ситуации в Крыму. Проведенный там под дулами российских автоматов референдум не соответствует никаким международно-признанным стандартам (в частности утвержденным и в рамках ООН при проведении референдума в Восточном Тиморе). Его проведение широко раскритиковали не только представители ведущих демократий мира, но и международные организации, в частности ООН, ОБСЕ. Результаты референдума считают ничтожными. Жаль организационных и материальных затрат с ним связанных, которые, безусловно, могли быть потрачены с гораздо большей пользой. Соответственно из неправомерного референдума не может следовать никакое право – ни обращаться куда бы то ни было, ни присоединяться куда бы то ни было.
 
Хочется напомнить, что если какое либо образование возникает на территории одного государства (Украина) вследствие незаконного использования силы другим государством (Россия), то такое образование не имеет всех черт полноценной независимости (Крым). Примером может служить Турецкая республика Северного Кипра, которую считают ничем иным как следствием вторжения Турции и ее длительной оккупации.
 
Неоднократно подчеркивалось, что Украина уважает право народов Крыма на самоопределение. Именно поэтому в Украине действует толерантное законодательство относительно развития национальных меньшинств. Украина всегда признавала особый исторически сложившийся статус полуострова Крым, что и повлекло за собой создание и поддержание на протяжении 23 лет независимости автономного статуса этой территории. Украина и в дальнейшем будет гарантировать и обеспечивать возможность Крыму и его жителям развиваться в направлениях, ими определенных. Но исключительно в границах независимого унитарного государства Украина. Уверены, что текущая ситуация наглой и неприкрытой агрессии, оккупации по смыслу Четвертой Женевской Конвенции 1949 года, в ближайшее время будет прекращена и Украина вернет полный контроль и ответственность за развитие Крыма и всех остальных территории в границах, признанных и гарантируемых международным сообществом.


© Lidiya Kuzmenko [20.03.2014] | Рейтинг: 46.3/43 | Переглядів: 2978

2 3 4 5 46.3/43




Коментарі доступні тільки зареєстрованим -> Facebook-login



загрузка...




programming by smike
Адміністрація: [email protected]
© 2007-2020 durdom.in.ua
Адміністрація сайту не несе відповідальності за
зміст матеріалів, розміщених користувачами.

Будь ласка, увійдіть за допомогою
Facebook-login