для старих юзерів
пам’ятати
[uk] ru
Для полноценной работы сайта включите в вашем браузере поддержку JavaScript. В противном случае многие функции сайта будут недоступны.

Спасибо ангелу (Продолжаю«Черный снег»…)

Спасибо ангелу (Продолжаю«Черный снег»…)
Прошу пробачення у Адміністрації, мопєд не мій, автор наразі не має змоги, мені дав згоду  публікації на ДД.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 
«Храни меня, мой белотелый мальчик! Ужасно, если и ты останешься без работы».
Из письма ангелу-хранителю

Продолжаю «Черный снег»…
 
Я ведь почему назвал так первую статью? В формировании образа участвуют некие случайности, которые, возможно, случайностями не являются…

Дня за три до отъезда в Киев просмотрел телефильм «Театральный роман». И вспомнил сам роман. Где фигурируют солдаты на мосту, выстрелы, звук гармоники и черный снег. Это на рождественских открытках снег белый и пушистый. На улице Грушевского он черный. То есть – абсолютно. Как угольная пыль. До января 2014-го я думал, что это булгаковская метафора. Оказалось – нет, просто нужно увидеть.
 
Большой художник Михаил Афанасьевич: когда идет гражданская война, снег – черный…
Теперь о людях.
 
Я и раньше не питал иллюзий относительно официальных заявлений, но объективность требует видеть собственными глазами. Так вот, то, чем пугают наши власти украинских обывателей, так сказать, отечественную и мировую общественность –ложь. Все эти экстремисты и террористы, бандеровцы и фашисты, бомжи и тунеядцы– это бабайки и хоки, черные руки и гробы на колесиках, всплывшие в воспаленном мозгу. Вся официальная пропаганда – одна большая ложь.
 
За три дня, проведенных на Майдане, я отметил троих персонажей, диагностированных мною как лица без определенного места жительства. (А там десятки тысяч.) Ну и что? Им, как и любому другому, предложат в двенадцатиградусный мороз тарелку горячего супа и место у костра или батареи. Разве это плохо? Разве это не люди?
А бандеровцы и фашисты – это стоящие на майдане и баррикадах мужчины и женщины из Запорожья и Никополя, Бердянска и Крыма, Днепропетровска и Харькова, именно из тех регионов, где, конечно, преобладают бандеровцы и фашисты.
 
У донецкой палатки сидит в овчинном тулупе старый дед. Он действительно старый,ему тяжело ходить. Перед собой он держит кусок картона, на котором от руки написано: «Я русскоязычный украинский националист. БАНДУ ПРОЧЬ!» Вот вам портрет типичного донецкого бандеровца. Жаль, в тот первый день у нас еще не было фотоаппарата, его потом подвезли наши киевские друзья.
 
Впрочем,киевских друзей оказалось очень много. Это к вопросу о снабжении и финансировании Майдана. Моя жена помогала раздавать еду и чай на Грушевского молоденькой девочке Гале. Ее отец бегал за термосами и пакетами в машину. Они приехали откуда-то с Оболони.
 
Я сам относил «на передовую» пакет перчаток, который сунул мне из охапки такой же киевский друг. Они уже знают, что надо ребятам. Луганский фашист с красными помороженными руками, которому я сунул перчатки, сказал, что брал сюда пятнадцать пар, и за неделю они сработались до ниток.
 
Я видел, как выгружали дрова из дорогого «Лексуса». Черный, сверкающий джип был ими загружен плотно, до самого водительского сидения.
 
Мою дочь с подругой отвозил домой таксист. Они спросили его об оплате.
–Вы за сколько стоите на Майдане? – отреагировал он.
–Ни за сколько.
–Вот и я, – сказал он, – ни за сколько…
 
Я знаю, для чего захватывают здания. И не осуждаю. Людям надо тепло. Хотя бы на полчаса, чтобы заработали одеревеневшие конечности.
 
Первые сутки мы полностью провели на ногах. Трижды заходили в КМДА погреться. Один раз нам удалось присесть на брошенный на пол рюкзак – нашли квадратные полметра у спящих вповалку людей. Остальные два захода стояли, прижавшись друг к другу. Я видел, как люди спали, сидя на стульях, на полу, даже стоя – облокотившись о стену. И тогда я впервые понял – они не уйдут. Эти люди никуда не уйдут. И власть проиграет.
 
Страшилки власти действуют с точностью до наоборот. 22-го пугали зачисткой Майдана.Сначала в 16.00, затем в 20.00… Мол, из Чернигова едут танки, а из Черкасс бронетранспортеры. Полагаю, в надежде, что люди начнут расходиться, по крайней мере – местные, киевляне. Знаете, чем это обернулось? За ночь по периметру баррикады выросли еще на метр, а на Грушевского появилось еще два рубежа. На Майдане стало тесно стоять. Именно поэтому понадобились министерство агрополитики и Украинский дом. Это государственные здания, а значит – народные, и в этот момент они крайне необходимы народу, чтобы он, народ, не окоченел от холода.
 
Где он такой же бессрочный провластный митинг?
 
Правда,есть один – из солдат и милиционеров. Им тоже холодно. И мне жаль их искренне.Но они стоят по приказу. По приказу долго не выстоишь. Впрочем – как и за деньги.
 
Мне искренне жаль оппозицию. Этих троих молодых политиков. Впервые (по крайней мере– в истории Украины) политики вынуждены идти за народом. Не вести за собой, а именно наоборот. Это очень трудно, ибо народ в такой ситуации не обманешь, он сразу чувствует фальшь и не терпит фальши. Поэтому после каждого тура переговоров с президентом они выходят на Майдан и отчитываются перед людьми. Их освистывают или одобряют. Они могут что-то не договаривать, но скрыть главное им не позволительно. Они сразу попадут в стан врагов.
 
Новгородское вече.
 
Запорожская Сечь…
 
Мы вернулись в субботу утром. Поезд прибыл в 05.07. На станции Запорожье-1 было почему-то много милицейских машин. Трое мужчин в камуфляжной форме стояли у остановки маршрутных такси. Мы прошли мимо. На моей шапке светилась сине-желтая лента, на шапке жены – сине-желтый значок. Нас встретил друг с автомобилем и увез. Вечером позвонила дочь, говорит – в Запорожье на вокзале милиция отлавливала майдановцев. В три часа дня эта информация появилась в Интернете.
 
Я помню отъезжающий милицейский «УАЗ», мы прошли мимо «пятерки» с синими номерами.  Нас наверняка видели двое в простой милицейской форме и трое – в камуфляжной. Но мы сели в машину друга и уехали.
 
И еще я вспомнил, как на одном из многочисленных роликов с Грушевского «Беркут»,после зачистки, возвращается на свои позиции. На встречу им в защитной куртке и солдатской каске, с палкой в руке идет боец сопротивления. Даже со спины видно,как он устал. Боец проходит сквозь «Беркут», и те его не трогают.
 
Спасибо ангелу…
 
Николай Михайлов, 26 січня 2014 р.

Новенький [28.01.2014] | Рейтинг: 42.4/34 | Переглядів: 2401

2 3 4 5 42.4/34




Коментарі доступні тільки зареєстрованим -> Facebook-login



загрузка...




programming by smike
Адміністрація: [email protected]
© 2007-2020 durdom.in.ua
Адміністрація сайту не несе відповідальності за
зміст матеріалів, розміщених користувачами.

Будь ласка, увійдіть за допомогою
Facebook-login