для старих юзерів
пам’ятати
[uk] ru
Для полноценной работы сайта включите в вашем браузере поддержку JavaScript. В противном случае многие функции сайта будут недоступны

Ах, наша Юля - в конце июля...


Ах, наша Юля - в конце июля...
Этот рассказ можно начать такой полудетективной завязкой.  Звонит мне мой старый приятель и говорит:
- Хочешь попасть на встречу вкладчиков Родовид-банка с Юлей, завтра в МВЦ?
- Ну-у-у-у… А что есть лишние пригласительные?
- Нет. Но есть возможность организованно провести человек 7 из твоей команды Только для этого нужно в 10.00 быть на Левобережной, там сбор и регистрация, а потом организованный вход. Звони (он назвал имя общего знакомого), он отвечает за сбор.
 
Мой приятель не знал, что я там буду по любому. Ведь накануне мы подали заявку на проведение пикета именно в это время и в этом месте. Мы – это объединенная группа вкладчиков проблемных банков, не приглашенных вместе с избранным Родовидом. Но, тем не менее, я за приглашение поблагодарил и договорился о встрече завтра.
 
Хроника событий. 10.00.
А вот и завтра. Как один из организаторов акции, я приехал на час раньше заявленного начала, чтобы провести рекогносцировку и установить контакты со службами, обеспечивающими безопасность. С руководством госохраны (в народе «девятки») о правилах  взаимоуважения договорились быстро и по-деловому. С милицейским начальством разговор был сложнее и подольше, в связи с многоступенчатой схемой согласований, но к их чести должен заметить: все завершилось договоренностью, без каких-либо ментовских заездов и дурацких выходок. Причем молодой майор, руководивший периметром, нам явно симпатизировал. Оставшись возле нас, он заинтересованно обсуждал финансовые проблемы страны, вполне адекватно их  понимая.
 
Хроника событий. 11.00.
А в это время вдоль ограды МВЦ шплинтуют колонны манифестантов. Ну, точно – Первомай шагает по планете! Причем идут действительно организованно: в колоннах по 5, ведут их, как и положено, пастухи, размахивая пачками листов со списками и поторапливая отстающих. Почему они все строевым шагом проходят мимо входа и выстраиваются позади МВЦ, мне стало понятно много позже, но всему свое время.
 
Хроника событий. 11.30.
Подтягиваются наши люди. Вот их уже человек 30, вот уже полсотни, вот уже больше ста. Подтянулись приезжие из Днепра и Крыма. Всего несколько человек, но это явный симптом нарастающего возмущения и уходящих иллюзий.
Разворачиваем плакаты с лозунгами и требованиями к власти, разворачиваемся лицом ко входу в МВЦ, общаемся с журналистами.
В это время стройные колонны «вкладчиков» начинают вливаться в  ангар МВЦ, фильтруясь сквозь рамки металлоискателей. Вызывает легкое недоумение тот факт, что основная масса «обманутых вкладчиков» старшего и среднего школьного возраста, ну да не будем придираться к таким несущественным деталям.
 
Хроника событий. 12.00.
Театр уж полон. Ложи блещут…
Впрочем, это я уже где-то слышал, не будем плагиатить. Хотя, по сути правильно. На деловую встречу высшего госчиновника (слуги народа) со своим работодателем (самим народом) это похоже так же, как и проповедь-концерт какого-нибудь аделаджи. Сцена 2 метра высотой, громадные светодиодные экраны, сценическое освещение, изящная трибунка – в общем, театр одного актера в ожидании выхода Примы.
 
Хроника событий. 12.20.
И вот долгожданное событие! Музыка - туш! На сцене появляется наша прынцесса в сопровождении свиты. Народ заволновался и подался ближе  к сцене. Три первых ряда вкладчиков, состоящих, по странному совпадению, из одинаково стриженых, рослых, крепких ребят, примерно одного возраста, напряглись и слегка тормознули всеобщее движение. Сара Бернар начала свой драматический монолог. При этом свита из 4-х импозантных мусчин (банкиры и замминистры) выстраивается слева, и не сговариваясь, принимает позу футболистов перед штрафным, надежно прикрыв свои сокровищницы руками. Из зала выглядит очень смешно и показательно, но они не видят себя со стороны, иначе постарались бы не выдавать своей нервозности так явно.

Хроника событий. 13.00.
Шоу приближается к кульминации. Под огненным бичом Ангела Света визжат и корчатся, как черти на сковородке, ее подлые противники: НБУ, президент,  владельцы комбанков, неведомые нам валютные спекули, зловредные чиновники-саботажники, боссы Партии Регионов (так и не понял, почему) и прочие демоны, сонмы которых пакостят, гадят, и вообще мешают работать и нести Свет Высшего Блаженства многострадальному народу Украины!
Сказать, что многострадальный народ весь  обратился в слух, значит несколько приукрасить реальность. Народ, по большей части, ведет себя совершенно свободно, как на большой вечеринке – бродят по залу, пьют воду из кулеров и пронесенное с собой пыво, стоят-дымят на входе, оживленно болтают – ну в точности пати в Уимблдоне.
Те, кому в самом деле интересно выслушать речь премьера, сгрудились поближе, обойдя зачем-то поставленный барьер, разгораживающий зал на 2 неравные части. Это как раз и есть по большей части реальные вкладчики, в основном пенсионного и предпенсионного возраста. Они слушают и на лицах их отражается широкая гамма чувств: от внимания и доверия, до раздражения, граничащего с ненавистью. Оно и понятно, поскольку если отсепарировать галимый пиар, смысла в тексте практически не остается.
 
Слушаю, и меня не покидает странное чувство какой-то неправильности. Проанализировав, я понимаю, что именно мне показалось не таким, как раньше. Любой актер велик тогда, когда он окрыляется обратной связью, энергией восторженной публики. На волне обожания, транслируемой из зала, самый невыразительный актер может стать Демиургом, Творцом новой Действительности и Созидателем Нового Прекрасного Мира.
Так вот, сегодня слова нашей великой актрисы падали в бездну равнодушного, скептического, насмешливого молчания. Обратной связи не было абсолютно, публика время от времени отвлекалась от разговора и поглядывала на сцену, где маленькая женщина чего-то рассказывала, изображая добродетель на лице и время от времени срываясь на визгливые нотки.. Силы и энергия актрисы иссякали, уходя в песок равнодушия, голос затухал на глазах, несмотря на всю усиливающую аппаратуру. Но ответом жужжащего о своем зала было сакраментальное Станиславское  «НЕ ВЕРЮ!». И в этом смысле речь была бездарно провалена.
 
Хроника событий. 13.15.
Но! Вот и появляются первые смыслы. И они заставляют слушателей насторожиться. Поскольку лежат не в плоскости финансов и вообще вне экономики.
Все на места ставит вот эта странная фраза:
«Після президентських виборів сядуть усі!».
Вот! Слово Сокровенное сказано! Кто же эти самые невезучие „уси”? Исходя из контекста предыдущей части монолога, это в прямом смысле уси – пидступни ворогы, уже перечисленные мной в начале, а также все иные, на кого укажет грозный перст Лучезарной.  Тобто, она уже видит себя на огненной колеснице с золотым императорским венком вместо привычной косы (заранее  примеряет!), дарящей кому громы и молнии, кому золотую пыль и божественную благосклонность! Причем утруждать себя пояснениями – почему этому так, а этого так, никто не собирается – нечего перед челядью распыляться...
Судя по всему, данная фраза была ключевой в сценарии, долженствовавшем продемонстрировать общенародную поддержку народного премьера. На нее отозвалась организованными (хотя и невыразительными) аплодисментами группа клакеров, полукольцом окружавших сцену. Их поддержали натужные выкрики „Юля, Юля!” из разных концов зала, впрочем очень быстро смолкнувшие.
 

 
Хроника событий. 13.25.
И вот тут произошло событие, пустившее под откос весь гладко развивавшийся сюжет.  В смазанные шестеренки механизма под названием „всеобщий одобрямс народной диктатуре” попал камешек, застопоривший равномерное вращение.
Вернемся на полчаса назад. Стоявшие перед входом пикетирующие из числа нескольких необласканных вниманием правительства банков – Укрпрома, Надр и БРР – решили войти в зал, дабы не изнывать на жаре снаружи. Там они в основном остановились компактной группой перед сценой, метрах в 30 и стали слушать, в надежде задать свои животрепещущие вопросы. Однако, по мере продолжения монолога, все поняли, что „вопросов здесь задаю Я!” и надежды растаяли, как мороженое на солнце. Вот  тогда возмущенные старушки и тетушки вытащили самодельный, склеенный из листков А4 плакат  „Укрпромбанк – позор нашей власти!” и начали скандировать лозунги, требующие вернуть деньги.  
В зале мгновенно все переменилось. Громкие крики заставили растерянно замолчать толпу славящую и сбили с толку клакеров, которые типа не поняли: им и дальше хлопать, а если да, то кому? Пара десятков громил непонятного происхождения (не из 9-ки, точно) метнулись к бабулькам, оттеснили нас, нескольких мужчин, оказавшихся рядом и стали рвать из рук плакат.
В радиусе 50 метров все глаза и уши развернулись и с интересом наблюдали эту сцену трогательного единения власти с народом. Видео- и фотокамеры тоже, между прочим. Картинка была эпической мощи: стоят скалообразные мордовороты, одинаковые по размерам в  высоту, ширину и толщину, на них яростно бросаются тетушки и бабульки впятеро меньших габаритов и забирают таки обрывки плаката, снова поднимая его над головой.
 

 
Хроника событий. 13.35.
На сцене же в это время происходит следующее.
Футболисты в костюмчиках от Бриони повытягивали шеи по-жирафьи, при этом не отрывая рук от своей последней надежды. Лицо премьерки свела мгновенная волна судороги, но она быстро овладела собой и тут же отреагировала.
- Нэ трэба так крычаты, я бачу ваш плакат – пыталась она успокоить митингующих.
- Укрпромбанк тэж нэ залышиться бэз увагы уряду.
В общем, все эти и еще несколько подобных обещаний звучали примерно как „Всех излечит, исцелит добрый доктор Айболит!”. Силы у митингующих в конце концов иссякли, видимо только это позволило премьерке продолжить свою т.наз. „встречу с вкладчиками”.
 

 
Но, безусловно, кайф, которого и так было 10 грамм, улетучился полностью. Дальнейший монолог был заметно скомкан. С лица актрисы не сходило выражение оскомы, как после только что съеденного лимона. Сразу перешли к чтению записок, причем и тут не обошлось без накладок: одна из них была датирована мартом этого года, а премьерка, видимо спутала березень и вересень, и стала длинно пояснять, какие потери, если снимать вклад досрочно. И дальше чтение пошло в ускоренном темпе в режиме „вот это я читаю, вопрос хороший - давайте следующий,  вот это передаю банкиру он ответит потом, вот за этим обратитесь в мою канцелярию вас выслушают” и т.д.
Потом, глазами найдя в зале плакатик, где был написано о страстном желании вопрощающего отдать кредит, она ответила заготовленной фразочкой: „Бажаетэ виддаты? Виддавайтэ, будьласка!”. Безусловно, это было очень остроумно, куда там НашаРаша! Не похихикать над таким своим искрометным ответом было просто невозможно, что и стало завершающим аккордом всей встречи. Ритуальное пожимание рук сквозь барьер, черканье автографов в чьих-то блокнотиках происходило уже второпях, на бегу.
Хождение в народ на этом завершилось.
 
Хроника событий. 13.45.
Наша группа в полном составе и еще незнакомые, примкнувшие к нам люди, - в общей сложности ок. 200 человек - развернули уцелевшие баннеры на улице прямо перед выходом. Толпа, вытекавшая из МВЦ сначала недоуменно утыкалась взором в наши слоганы, потом основная масса разворачивалась и выходила за ограду, часть же людей подходили к нам, задавали вопросы, снимали на видео, записывали телефоны организаторов и оставляли свои.
Подкатили журналисты  и ТВ-каналы. В своих интервью мы объясняли, что вынудило нас идти протестовать против попытки втихаря пустить „под нож” наши банки, почему мы не верим сладким лживым речам нашей власти и как оцениваем состояние финасовой системы в целом. К сожалению, лишь один или два канала в своих новостных лентах дали жалкие фрагменты интервью, да и то, именно комментарий касательно инцидента в зале – ровно 1/10 всего сказанного. Жаль, что нашим СМИ нужны не столько смыслы, сколько скандалы...
 
Хроника событий. 14.10. Эпилог.
Подведя краткие итоги, пикетчики стали расходиться. Мы с  нашим юристом вдвоем вышли за пределы МВЦ и обратили внимание на скопление народу  позади, вдоль забора строящегося храма. Было такое впечатление, что люди не расходятся и чего-то ждут. И снова какое-то непонимание закралось в душу. Если автобусов, то где эти автобусы и вообще, какой смысл? Почти все пришли сюда, приехав на метро, так чего они ждут сейчас – метро здесь не останавливается.
Решили подойти поближе – и вот тут до нас дошло: именно здесь и сейчас разыгрывается последняя мизансцена этой пошлой комедии!
Представьте себе: вдоль улицы, по обеим сторонам, на протяжении полукилометра стоят и сидят люди, причем определенными группами, не смешиваясь друг с другом.  Их здесь, по скромным прикидкам, тысяч десять. Вдоль них скользят озабоченные вьюноши с какими-то списками в руках и переговариваются в уоки-токи. В голове каждой такой группы образовывается островок броуновского движения. Там некие тетки под зонтиками точно так же мусолят в руках списки и визгливыми голосами строят своих „цыплят”, призывая не напирать и иметь совесть.
Чтобы стереть остатки сомнения в смысле данного действа, мы пристраиваемся в хвост одной из колонн, которую как раз выстраивает шустрый сотник. Он требует, чтобы все срочно выравняли шеренги по 5, ему так  удобнее выверять списки.
Дойдя до нас, он подозрительно выясняет наши фамилии. Ляпаем первое, что в голову придет, получилось „Панарин и Скабичевский”. Так и не врубившись в суть прикола,  сотник отсекает нас от колонны, объявляя „не моими”. Мы шумно возмущаемся, дескать -  а за что кровь проливали?! Но его это не трогает, он рекомендует идти непонятки выяснять с начальством. У него на нас сметы нет.
 
В принципе, все стало на свои места, можно уходить.
И тут – перст судьбы – недалеко мелькает тот мой второй знакомый, который был упомянут  в начале повествования. Зову его, он, широко улыбаясь, подходит. Между нами происходит очень примечательный диалог.
- Привет, ты здесь какими судьбами?
- Да вот, пикетировал этот спектакль, а ты?
- А меня припахали, точнее попросили собрать и привести человек 40-50 на встречу.
- И что, где ты нашел всех этих вкладчиков?
- Та какие там вкладчики, пособирал всех подряд, вплоть до бомжей на Левобережной! За деньги согласились. Вот почти полсотни людей привел.
- Деньги хоть стОящие?
- Мелочь, по 40 грн. Но для людей сегодня и это деньги.
- А как же всенародная любофф к нашей Лучезарной?
Приятель саркастически смеется.
- Дура она, вот что я тебе скажу! Она не понимает, что бросает подачку, за которую ее же и ненавидеть будут! Люди ведь видят, в чем здесь суть, откуда деньги. Знаешь, как ее сейчас в зале назвали? Коброй! Получают деньги и приговаривают – вот, от нашей Кобры на пиво получили.
Сразил наповал. Больше обсуждать нечего. Прощаемся, фотографируем на память Толпу Страждущую, уходим.
 
Финальный аккорд этого водевильчика: проходим возле последней группы покупного народа, а там какой-то дедуля изо всех сил лупит зонтиком по башке юнца со списками в руках, юнец прячется за других статистов, дедуля при этом орет испуганно квохчущей рядом бабаньке:
- Говорил тебе, не дают деньги – надо сразу было милицию вызывать!
 
Все, после этой фразы мы хором забились в приступе смеха и ушли с чувством замечательно проведенного дня.
 
Осмысливая все вышеописанное, я сделал для себя несколько заметок.
Во-первых, в продолжение всего действа, меня не оставляло чувство, что я зритель дешевенького провинциального балаганчика. Где роль Клеопатры играет местная светская львица, Антония с Цезарем исполняют полицмейстер и смотритель гимназий, а декорации намалеваны на деньги купцов Третьей гильдии и городского Головы (украдены из городской казны). Армию же римскую изображает местный бранд-майор с командой своих бравых усачей в начищенных пожарных касках. И публика все это видит, знает и понимает.
 
Во-вторых, весь показушный цинизм нашей власти по своим масштабам зашкалил за все возможные пределы. Она уже совершенно открыто и бесстыдно тратит наши с вами деньги на самопиар, причем бросает нам в лицо жалкую мелочевку, как подачку – лопайте, люмпены! И это на фоне нескончаемой грызни всех голов нашего властного Горыныча между собой, в которой может быть лишь один радикальный исход: одна голова загрызет остальные насмерть. То, что при этом Горыныч умрет и ей тоже не жить, до нее как-то не доходит...
 
В-третьих, удручает вот что. Власть, ни в грош не ставя свой народ, тем не менее, как наркоман подсажена на внешние проявления любви к себе. И для этого не брезгует любыми, самыми постыдными средствами – ложью, лестью, подкупом.
 
Власть, главным управленческим инструментом которой является ложь, в том числе и самой себе – обречена.
Власть, которая общается с народом лишь из телевизора, со сцены и сквозь 2 кольца охраны – обречена.
Власть, которая, как престарелая проститутка, вынуждена сама платить за имитацию любви к себе – обречена.
Власть, дышащая гремучей смесью непомерных амбиций, жадности и глупости – обречена.
 
И еще, дорогая моя (в прямом смысле) власть, я тебе адын умный вещь скажу, только ты нэ обижайся! Твой добрый народ уже однажды пытался лечить тебя от вышеперечисленных симптомов. Но в тот раз была интенсивная терапия, мозги чуток проингалировали и все. Есть очень серьезные основания полагать, что в следующий раз – только хирургия. С ампутацией некоторых органов, кровью и возможно даже без анестезии.
Ты подумай об этом, когда в очередной раз полетишь отдохнуть от меня на Багамы. Это говорю я, ТВОЙ НАРОД.

Пилюлькин [05.08.2009] | Переглядів: 4573

2 3 4 5
 Рейтинг: 36.7/19

Коментарі доступні тільки зареєстрованим -> Facebook-login



programming by smike
Адміністрація: [email protected]
© 2007-2021 durdom.in.ua
Адміністрація сайту не несе відповідальності за
зміст матеріалів, розміщених користувачами.

Вхід через Facebook