для старых юзеров
помнить
uk [ru]
Для полноценной работы сайта включите в вашем браузере поддержку JavaScript. В противном случае многие функции сайта будут недоступны.

Есть ли у Кучмы компромат на Януковича? - 2

Художник и натурщики в розыске

 
Легенды и мифы народов Донбасса содержат предание о том, что Виктор Федорович и Леонид Данилович впервые встретились в далеком 1994 году, накануне внеочередных президентских выборов, в которых Кучма был основным конкурентом действующего президента Кравчука. Эта встреча Януковича и Кучмы была обставлена по всем канонам шпионского романа.
 

 
К границе Донецкой и Днепропетровской областей (но на территорию последней) с двух сторон подъехали кортежи автомобилей. В одном из них был Леонид Кучма, в другом – некая делегация из Донбасса, в которой Виктор Янукович даже не был главным действующим лицом. Встреча эта якобы продолжалась долго, но о предмете обсуждения и достигнутых договоренностях народное предание не оставило никаких сведений.
 

 
Предположение, что Виктор Янукович на той встрече представлял директоров-хозяйственников региона, нелепо. Властная, хозяйственная и промышленная элита Донбасса тогда была настроена к Леониду Даниловичу крайне критично: все еще помнили результаты «реформ» премьер-министра Кучмы, когда годовая инфляция достигала 20 000%, а промышленность страны стремительно превращалась в руины. Да и премьер-министром при президенте Кравчуке в то время был самый «крепкий хозяйственник» Донецка Ефим Звягильский, который полностью устраивал государственно-промышленную элиту региона.
 

 
Кстати, Кучма о таком отношении в Донбассе к себе прекрасно знал, а потому за всю предвыборную кампанию ни разу официально не посетил Донецкую область. Единственный раз он полулегально приехал в регион по личной просьбе гендиректора Новокраматорского машзавода Георгия Скударя, знавшего Кучму по работе в ВПК. Выступление будущего президента в ДК НКМЗ было единственной встречей Леонида Даниловича с избирателями Донбасса.
 

 
Однако неофициально к Кучме (на его территорию) из Донецкой области засылались различные делегации, в составе одной из которых был и Виктор Янукович. Что «решал» Леонид Данилович с «донецкими» на этих «стрелках», как выше говорилось, осталось вне рамок протокола.
 

 
Но сразу же после избрания Леонида Кучмы на пост президента (а в том году одновременно с президентскими проводились первые и последние в истории Украины выборы председателей облсоветов, на которых в Донецкой области победил Владимир Щербань) в шахтерском крае на новый, более ожесточенный виток вышла и криминальная война, начавшаяся в регионе несколько лет назад. И одной из основных криминальных сил к тому моменту в Донбассе стала группировка Алика Грека.
 

 
Алик, он же Ахять Брагин, был не просто крутым уголовным авторитетом, — его заслуга перед донецким криминальным сообществом заключалась совершенно в ином. Сам Ахять Хафизович принадлежал к компактной татарской общине города Донецка, в которой за многие годы все семьи давно связались узами родства разной степени близости. И так повелось еще с середины 20-го века, что донецкие татары традиционно реализовывали себя в сфере торговли и услуг. К началу перестройки представители татарского этносоциума уже занимали высокие посты в донецкой торговле, контролируя несколько облторгов разного профиля, ОРСы, несколько крупных гастрономов, и даже директором центральной гостиницы «Донбасс» (после взрыва которой на ее месте возвели знаменитый «Донбасс-Палас») долгие годы был влиятельнейший член «семейства» с характерной фамилией Брагин.
 

 
Ахять Брагин, числясь директором скромного магазина в Куйбышевском районе Донецка, в эпоху тотального дефицита и перестройки экономического уклада эпохи заката СССР и новой Украины сумел создать единую систему по выкачиванию из госструктур товаров повышенного спроса и их реализации уже по рыночным ценам через сеть новосозданных кооперативов, коммерческих магазинов и рынков. Одновременно проводилась экономическая и криминальная экспансия на территории, контролируемые другими группировками, которые либо ставились под контроль, либо физически уничтожались. Он же и управлял всей этой схемой с помощью своих «боевиков», в число которых в основном входила полукриминальная шпана с поселка шахты «Октябрьская», откуда родом был сам Алик Грек.
 

 
Криминальная деятельность синдиката Брагина проходила тем более легко, что еще с давних времен советская торговля имела великолепные связи не только с партноменклатурой, но прежде всего с правоохранительными органами. Потому в период дикого обнищания населения донецкие менты с большим энтузиазмом вступили в коммерческие и партнерские отношения с нарождающейся криминальной империей.
 

 
В числе подручных Ахятя Брагина тогда особо выделялись двое – Ринат Ахметов из молодых и Сергей Роман с приличным криминальным багажом. Оба отличались незаурядными организаторскими способностями и личными качествами, а потому оба претендовали на роль «Лидера №2» в группировке Алика. При этом многие взгляды на ведение «бизнеса» у этих двух людей кардинально отличались. Сергей Роман был сторонником интеграции со всем криминальным сообществом Украины, а потому не видел ничего зазорного в проникновении в Донецк криминальных группировок из других регионов страны, покровительствовал им, и даже был на короткой ноге со многими «ворами в законе», которые «решали» вопросы не только в масштабах Украины, но и всего пост-СССР.
 

 
Именно это во многом и определило в начале 90-х раскол в рядах «братвы» с поселка шахты «Отябрьская», когда сформировалась ставшая впоследствии знаменитой «банда Кушнира». Хотя на самом деле правильно ее нужно называть криминальной группировкой Сергея Романа, в которой Кушнир лишь возглавлял «убойный отдел». За Романом, кстати, ушли и многие давние «соратники» Ахятя Брагина. А потому криминальная война между ними изначально была запрограммирована не на передел сфер влияния, а исключительно на тотальное уничтожение.
 

 
В этой войне первыми громкими убийствами, всколыхнувшими Донецк, стал расстрел в ноябре 1992 года директора завода «Донкавамет» Владимира Гольдина, а через несколько дней и влиятельного бизнесмена Януша Кранца. Они оба имели тесные взаимоотношения с группировкой Романа. И хотя тогда в Донецке уже многие знали, кто стоит за этими убийствами, по городу понесся душный слушок, что, дескать, без ментов здесь не обошлось.
 

 
Много лет спустя стали достоянием гласности строки из дела № 49-1733, возбужденного против некоего Вячеслава Синенко, обвиняемого в участии в организации взрыва на стадионе «Шахтер» в октябре 1995 года, когда погиб сам Ахять Брагин. За подписью следователя Серебрякова в уголовном деле содержалась такая фраза: «В марте 90-го года силами УБОП и боевиков Рината Ахметова началась ликвидация группировки Кушнира. Главная масса боевиков Кушнира была убита, а сам он, раненый, попал в тюрьму».
 

 
В 1992 году донецкая милиция, наверняка, уже обладала этими сведениями, но в ход они не пошли ни тогда, ни тем более сейчас. А потому, в последующие за этим 1993-1994 годы были расстреляны близкие к Роману «воры в законе» Культяпый, Чирик, Фрол, Дворный и еще многие к ним примкнувшие. Правды ради стоит сказать, что за это же время сам Алик Грек пережил покушение, когда только чудо позволило ему остаться в живых. Неудачные покушения были совершены и на авторитетных членов его группировки братьев Богдановых («Самсоны»).
 

 
К приходу Леонида Кучмы на пост президента Украины и Владимира Щербаня на пост главы Донецкого облсовета (позже — губернатора) группировка Романа-Кушнира проигрывала криминальное сражение с огромным счетом. Но, очевидно, некие договоренности, достигнутые во время тайных предвыборных встреч Кучмы с донецкими депутациями, начали в корне менять криминальные расклады в шахтерском крае.
 

 
На этом кровавом фоне и начала свое восхождение звезда Виктора Януковича, совпав по времени и обстоятельствам с закатом другой звезды — Ахятя Брагина.
 

 
Виктор Федорович был не просто выходцем из Енакиево – после переезда на работу и жительство в Донецк он не порвал своих крепких связей со своим енакиевским кругом, в котором наиболее близкими ему были кум Зуев А. П. («Зуй») и друг с молодых лет Иванющенко Ю. В. («Юра Енакиевский»). Как неоднократно писали различные издания, оба эти персонажа входили в боевую организацию енакиевской криминальной группировки братьев Долидзе, которая помимо прочего фактически контролировала местный металлургический завод. И лично для Януковича стало большой жизненной удачей то, что группировка Долидзе оказалась втянутой в уголовную войну против группировки Алика Грека.
 

 
В то же время с изменением политической власти в Украине и Донецкой области дела у группировки Брагина стали стремительно ухудшаться. Достаточно сказать, что уже 30 ноября 1994 года в Донецке возле Калининского рынка была проведена самая масштабная попытка устранения Алика Грека. Во время покушения были использованы заминированный автомобиль, гранатомет, и группа автоматчиков. Как утверждала тогда газета «Донецкие новости», финансируемая Брагиным, покушение было совершено именно на него, хотя его самого на месте преступления не было. А в перестрелке был ранен «заместитель» Брагина некто «Ренат». И хотя фамилия пострадавшего никогда в прессе не упоминалась, но кто подразумевался, догадаться не сложно – и поныне многие журналисты имя Ахметова пишут через «Е», поскольку такое имя более распространено и привычно.
 

 
А уже через несколько дней донецкая милиция провела в тайне подготовленную спецоперацию по обыску резиденции Алика Грека и фирмы «Люкс», расположенной в Донецком ботаническом саду. Той самой, где спустя более десяти лет аналогичную операцию проводили «орлы» Луценко. Разница между этими событиями заключалась только в том, что хозяином резиденции при Луценко был уже Ринат Ахметов.
 

 
Вместе с тем, оба обыска не дали милиции никаких результатов. Как проговорился однажды Ахять Брагин, он был заранее предупрежден о подготовке тайной милицейской операции. Нет сомнения, что и Ринат Леонидович через 10 лет обладал такими же сведениями.
 

 
В это же время группировка Алика Грека, ничуть не умерив свои аппетиты в не совсем благоприятной для нее ситуации, продолжила экспансию на чужие «канонические» территории, вступив в кровавую схватку с братьями Долидзе за право контролировать Енакиевский металлургический завод. Многочисленные вояжи вооруженных «бригад» Брагина в Енакиево ни к чему не приводили. С обеих сторон были убитые и раненные, но зацепиться за метзавод донецкой «братве» не удавалось.
 

 
Более того, братья Долидзе, понимая, какая серьезная сила им противостоит, обратилась за помощью к главным врагам «люксовцев» — банде Романа-Кушнира.
 

 
В самый разгар войны за ЕМЗ произошло важное и знаковое событие – в июле 1995 года Владимира Радченко на посту министра МВД сменил Юрий Кравченко. Новый министр чуть ли не первое, что сделал на своем посту, направил из Киева в Донецк спецгруппу из числа опытных сотрудников МВД в сопровождении киевских же эсбэушников. 4 августа 1995 года с санкции Генпрокурора Дацюка был проведен масштабный обыск брагинской резиденции «Люкс», хозяин которой был не только арестован, но и экстрадирован в киевское СИЗО СБУ. Однако через трое суток Ахять Хафизович был выпущен на волю, после чего отношение правоохранителей к Алику Греку кардинально изменилось.
 

 
Показательный пример. 3 октября 1995 года практически в центре Донецка из автоматического оружия была обстреляна легковая машина. Стрелявшие скрылись на вишневой «девятке». Но произошел редкий случай – один из свидетелей преступления, позвонивший в милицию, точно назвал номер автомобиля стрелков. И самым примечательным оказалось то, что эта «девятка» официально принадлежала фирме «Люкс». Донецкая милиция совершила очередной вояж в резиденцию Брагина, но обе стороны расстались вполне довольные друг другом. Сам Алик так прокомментировал событие: «Хочу подчеркнуть, что к действиям правоохранительных органов у нас на этот раз нет претензий. Они действовали абсолютно верно в той ситуации, которая создалась 3 октября в Донецке».
 

 
Занимательно и то, что донецкая прокуратура на этот раз отказалась санкционировать какие-либо следственные действия в отношении группировки Брагина. Кстати, ровно за неделю до этого события из Донецка была отозвана спецбригада Генеральной прокуратуры Украины, которая проводила проверку расследования всех заказных убийств и покушений, произошедших в период 1992-1994 годов.
 

 
И это тогда никого не удивило, так как в определенных кругах Донецка уже пару месяцев как сложилось стойкое убеждение, что Алик Грек «порешал» все вопросы «на самом верху». Боле того, «устаканились» его взаимоотношения и с донецким губернатором Владимиром Щербанем, который через своего однофамильца народного депутата-бизнесмена Евгения Щербаня предложил Брагину стать участником создаваемой корпорации «Индустриальный союз Донбасса», обеспечивая ее криминальное прикрытие.
 

 
Но насладиться новым статусом в полной мере Ахятю Брагину уже не было суждено – он погиб 15 октября 1995 года от взрыва на стадионе «Шахтер».
 

 
На расследование этого резонансного преступления были брошены не только все силы донецких правоохранителей, но и усиленные группы столичных МВД, СБУ и ГПУ. Как шло расследование, что было выяснено в результате – долгое время оставалось тайной за семью печатями. До тех пор, пока не были физически уничтожены практически все члены банды Романа-Кушнира. Ни одно из убийств «кушнировцев» по каким-то странным, но для всех очевидным причинам, не расследовано до сих пор. Но именно на эту группировку была возложена вся ответственность за организацию, подготовку и осуществление взрыва на стадионе.
 

 
По версии правоохранителей, озвученной в обвинительном заключении уже на суде в 2003 году, где фигурировал оставшийся в живых наемный убийца Вадим Болотских, «банда Кушнира» устранила Алика Грека, так как он мешал им поставить под свой контроль финансовые потоки Донбасса.
 

 
Причастность группировки Романа-Кушнира к убийству Брагина сомнения не вызывает. Недаром после взрыва на стадионе и Роман, и Кушнир срочно покинули территорию Украины, куда возвратились спустя несколько лет, чтобы сразу же быть расстрелянными «неустановленными лицами». Потому версия правоохранителей о мотивах убийства Брагина более чем нелепая. Особенно, если учесть одно немаловажное событие, произошедшее 16 мая 1996 года. Вечером того дня «кушнировцы» Волков и Болотских во дворе дома расстреляли президента АО «Данко» Александра Момота.
 

 
Чтобы понять связь этого преступления со взрывом на стадионе в октябре 1995 года, нужно указать, что на момент гибели Брагина его группировка продолжала войну с братьями Долидзе за контроль над Енакиевским метзаводом, а в мае 1996 года Момот был убит как глава АО «Данко», которое к тому времени овладело контрольным пакетом акций ЕМЗ. Излишне говорить, что реальным собственником АО «Данко» был Ринат Ахметов, занявший место Алика Грека.
 

 
И расстрел Момота бандитами Кушнира был ничем иным как местью братьев Долидзе за утраченный Енакиевский металлургический завод.
 

 
Здесь будет уместно привести выдержку из уже широко известной докладной Главного разведывательного управления Генштаба ВС России на имя Владимира Путина от 16 ноября 2006 года:
 

 
«Особую социальную опасность представляет формирование специализированных бригад киллеров, которые дислоцируются на сопредельной территории с Российской Федерацией. Такой филиал «медведковской» ОПГ в Киеве, специализирующийся на заказных убийствах, возглавлял бывший старший лейтенант КГБ Гусятинский. После убийства Гусятинского его место заняли двое — Игорь Смирнов (кличка — Шульц) и Юрий Федулов (кличка — Шарлей). После убийства Смирнова и Федулова бригаду киллеров возглавил Юрий Иванющенко (кличка — Юра Енакиевский), совмещающий преступную деятельность с должностью президента ООО «УГК-2000» в г. Енакиево Донецкой области. По оперативным данным, этой преступной группировкой совершено более 40 заказных убийств, в том числе убийство президента футбольного клуба Ахатя Братина (кличка — Алик Грек) и бывшего руководителя Азовского морского пароходства Анатолия Бандуры, которые заказывались непосредственно через Иванющенко».
 

 
Насколько точны разведданные российских разведчиков в отношении близкого друга Виктора Януковича, проходящего под кличкой «Юрий Енакиевский», и до определенного времени бывшего главой «убойного отдела» группировки братьев Долидзе? Во всяком случае в них нет ничего невероятного.
 

 
Очевидно и то, что вскоре после гибели Ахятя Брагина ни в его группировке, ни в среде правоохранителей не было никаких сомнений о том, кто организовал и осуществил взрыв на стадионе. Но эти знания не побудили милицию предпринять активные действия по пресечению дальнейших преступлений. Начальник донецкого ГорУВД полковник Болдовский тогда так прокомментировал ситуацию: «Преступный мир проводит свои самостоятельные расследования и определяет роль того или иного лица в убийствах своими мерками».
 

 
А потому у причастных к убийству Алика Грека оставался только один выбор: либо быть уничтоженными (что с большей частью и произошло), либо встать на путь предательства…
 

 
Фактом остается то, что вскоре после гибели Брагина Енакиевский метзавод перешел под контроль АО «Данко», реальным владельцем которого был Ринат Ахметов. И как неоднократно писалось в украинской прессе, это стало возможным только потому, что братьев Долидзе предали «Юра Енакиевский» со своими боевиками и казначей группировки некто Юрушев. А сами братья Долидзе погибнут в 1998 году – в том самом году, когда криминальными методами была полностью завершена ликвидация группировки Романа-Кушнира.
 

 
Народные предания Донбасса гласят, что в роли переговорщика между Ринатом Ахметовым и «Юрой Енакиевским» выступил Виктор Янукович. И это, очевидно, был поворотный момент в его жизни, так как в случае провала переговоров Виктору Федоровичу и его друзьям из Енакиево уготована была весьма печальная участь. Но Янукович с поставленной задачей справился. Этот успех и стал начальной точкой его восхождения на вершины власти. (А «Юра Енакиевский», кстати, в награду получил право бесконтрольной разработки шлаковых отвалов ЕМЗ, что на самом деле является «золотым дном».)
 

 
Чтобы понять причины последующего фавора Виктора Януковича стоит сравнить его стремительную карьеру с карьерой другого выходца из группировки Романа-Кушнира – Бориса Колесникова.
 

 
Борис Викторович был другом и ближайшим бизнес-партнером Сергея Романа. Колесников же вел и весь бизнес после срочного отъезда шефа в Швейцарию, случившегося сразу после взрыва на стадионе.
 

 
Но кто-то под каким-то предлогом выманил Романа из его убежища, гарантировав ему безопасность. На следующий день после приезда в Донецк 23 мая 1997 года Роман был расстрелян в самом центре города. Как в свое время писало «ОРД», «преступление не раскрыто до сих пор. По данным следствия, о точном местонахождении Романа и времени его прибытия на место знали Колесников и Гудинец».
 

 
Кстати, на третий день после убийства С. Романа в Донецк с рабочим визитом прибыл министр внутренних дел Украины Юрий Кравченко. На пресс-конференции он тогда почему-то весело заверил журналистов, что убийство это, которое, по его же словам, конечно же, было заказным, уже раскрыто. Но имена заказчиков и убийц так и остались тайной.
 

 
Спустя год, в марте 1998 года, кто-то выманивает из Франции Кушнира. Тот едет в Донецк на автомобиле, но на въезде в город попадает в засаду. Прокуратура спустя несколько лет признала очевидный факт: один из приближенных Кушнира сдал враждебным бандитам информацию о приезде последнего в Донецк с указанием времени и маршрута следования.
 

 
Раненого Кушнира доставили в донецкое СИЗО, где тот содержался в строгой тайне, а спустя полтора месяца умер от странного укола. При этом официально милиция заявила, что смерть Кушнира наступила в день задержания.
 

 
И вскоре после этого на политической и бизнесовой арене Донбасса начинает сверкать восходящая звезда Бориса Колесникова, который сходу избирается не просто депутатом областного совета, но сразу заместителем председателя облсовета. Этот представительский орган власти тогда по совместительству возглавлял донецкий губернатор Виктор Янукович. Одновременно стремительными темпами на рынок вырывается доселе неведомая компания «Киев-Конти», через некоторое время отбросившая столичную приставку. А в прессе Борис Викторович позиционируется не просто как ближайший соратник и друг Рината Ахметова, но и чуть ли не друг его детства. Дальнейшая публичная карьера Колесникова хорошо известна, но ее начало странным образом совпадает со временем полной ликвидации членов группировки Романа-Кушнира.
 

 
Так что нет ничего удивительного в том, что начало карьеры Виктора Януковича совпало по времени с разгромом группировки братьев Долидзе.
 

 
Более того, учитывая тогдашнюю непубличность Рината Ахметова, Виктор Федорович стал выполнять роль его «посла по особым поручениям», в том числе и в Киеве, где еще после памятного компромисса Ахятя Брагина с министром МВД Юрием Кравченко, наследники Алика Грека получили высокую государственную «крышу».
 

 
Именно это обстоятельство и обусловило в августе 1996 года протекцию министра Кравченко при назначении Виктора Януковича на пост заместителя, а потом и первого заместителя главы Донецкой облгосадминистрации. А после падения премьер-министра Павла Лазаренко у президента Кучмы уже не было никаких сомнений, что Виктор Федорович достоин стать губернатором Донетчины.
 

 
Стоит отметить, что именно во времена губернаторства Виктора Януковича были полностью уничтожены не только группировки Романа-Кушнира и братьев Долидзе, но были убиты и десятки членов криминального мира, и представителей легального и полулегального бизнеса. Практически ни одно из этих убийств не раскрыто до сих пор. А прокурором Донецкой области все время губернаторства Януковича был нынешний Генпрокурор Украины Виктор Пшонка. За это же время промышленные, торговые, телекоммуникационные и прочие активы империи Рината Ахметова выросли в тысячи раз.
 

 
Более того, решение Кучмы в 2002 году назначить премьер-министром Януковича, в первую очередь было продиктовано уверенностью, что наличие достаточного количества компромата на выходца из донецкого криминального мира гарантирует управляемость им не только на посту главы правительства, но и в случае, если Виктор Федорович станет преемником на посту президента.
 

 
Впрочем, именно это наличие компромата и не позволило Леониду Кучме пойти до конца в поддержке Виктора Януковича во времена «оранжевой революции». Иначе вся криминальная подоплека власти обернулась бы не только против донецкого кандидата, но и против самого Кучмы. О чем ему недвусмысленно заявляли во время «круглых столов» с европейскими политиками.
 

 
Так что, нет никаких сомнений в том, что Леонид Данилович прекрасно и в деталях знает всю историю восхождения во власть Виктора Януковича. Несомненно, что обладает и соответствующими документами. А находясь ныне не у дел, у Кучмы ради спасения своей шкуры нет никаких сдерживающих факторов, чтобы не обнародовать эти документы. Если, конечно, его не оставят в покое в связи с «делом Гонгадзе».
 

 
Павел ВЕРБИЦКИЙ, специально для «ОРД»
 
http://ord-ua.com/2011/04/05/est-li-u-kuchmyi-kompromat-na-yanukovicha-2/?lpage=1
[05.04.2011 08:30:07] | Просмотров: 3789



Комментарии











programming by smike
Администрация: [email protected]
© 2007-2019 durdom.in.ua
Администрация сайта не несет ответственности за
содержание материалов, размещенных пользователями.

Пожалуйста, войдите с помощью
Facebook-login