для старых юзеров
помнить
uk [ru]
Для повноцінної роботи сайту вам необхідно увімкнути у вашому браузері підтримку JavaScript. В іншому випадку багато функцій сайту будуть недоступні

Краткая история российских миротворческих операций в Грузии, часть 2

Краткая история российских миротворческих операций в Грузии, часть 2
Совращение Южной Осетии: от неуплаты налогов до терроризма.
 
Южная Осетия (она же «Самачабло», «Цхинвальский регион») традиционно входила в состав Картлийского и Кахетинского царств, образовавших костяк территории Грузии.
 
Продолжение. См: Часть первая.
 
Город-крепость Цхинвали основал в 3 веке царь Иберии-Картли Аспагур Первый, принявший христианство и воевавший в союзе с армянами и осетинами против агрессивной персидской династии Сассанидов. Грузинский источник в 1398 году называет Цхинвали «картлийским селом». Большинство осетин в Закавказье были крепостными грузинских князей Эриставовых и Мачабеловых. По Георгиевскому трактату вместе с Картли-Кахетинским царством Южная Осетия перешла в вассалитет Российской Империи, а затем вместе с остальными грузинскими территориями была присоединена в копилку собранных земель «российскими миротворцами».
 

 
В 1829 году российское правительство разработало план покорения горцев в подлинно фашистском духе. Полная покорность горцев или их физическое истребление — такова была основная установка, которую предлагал царь Николай Первый своему командованию на Кавказе. Император дал конкретное указание главнокомандующему миротворческими войсками на Кавказе Паскевичу, «чтобы произвесть одновременный поиск противу всех горских народов, завладеть важнейшими пунктами их земель и... таким образом, лишив горцев средств пропитания, принудить их к покорности». Под покорностью прежде всего разумелась уплата дани Российской Империи. Поколение российских вояк пыталось реализовать этот план, встретив организованное сопротивление народов Кавказа во главе с легендарным Шамилем. Впрочем, миротворцы умели добиваться своего. В 1830 году российские войска вступили в Южную Осетию, заняли Джаву и под страхом смерти выбили у местных властей клятву верности императору. Но по соседству жители Чеселтского ущелья покидали свои села и уходили в горы, чтобы продолжить борьбу с карателями. Их опустевшие села предавались огню, а в горах была проведена карательная операция. Другой отряд российских "миротворцев", разбив осетинское ополчение, занял осетинские селения Саниба, Кани и вступил в Даргавс — центр Тага-урского общества. Упорное сопротивление продолжали оказывать карательным отрядам села Ганал и Хуссар-Ламардон, российские войска дотла разрушили эти села и сожгли их посевы. С такой же жестокостью они расправились с селом Кобан, хотя его жители вели себя мирно.
 
За сопротивление, оказанное российским войскам, осетины из Куртатинского ущелья подверглись жестокой экзекуции. Села Барзикау, Лац, Хидикус, Уаласых — всего 10 населенных пунктов — были сожжены и разрушены, там был уничтожен весь хлеб. Оставшимся без крова и продовольствия жителям "миротворцы" предложили явиться в Даргавс и принять присягу верности российскому императору. Всех, кто отказывался принимать присягу, избивали насмерть шпицрутенами. Неудивительно, что когда российский царь отрекся от престола и в Тбилиси национально-освободительные силы создали независимое от России правительство, Закавказский комиссариат, лидеры осетинского народа примкнули к нему. Впрочем, надолго вырваться из "тюрьмы народов" недостаточно умиротворенным горцам не повезло.
 
После Февральской революции 1917 года большевики созвали так называемое «Национальное собрание осетинов» в Джаве, где было объявлено о создании осетинского государства по обе стороны Кавказа. О каких-либо достижениях «осетинского государства» в деле установления правопорядка и обеспечения благополучной жизни осетинского народа история умалчивает. Зато многие историки склоняются к мысли, что «осетинское государство» было выдумано исключительно ради того, чтобы не платить налоги общекавказскому правительству в Тбилиси (в состав которого, кстати, входили осетины А. Кониев, К. Казиев, А. Бибилов, А. Фарниев, Г. Гаглоев, А. Дзасохов и другие).
 
Идея не платить налоги многим осетинским крестьянам пришлась по душе. Воспользовавшись этим, большевики-экспроприаторы по плану тех же Серго и Кобы (банальных уголовников и агентов царской охранки, дорвавшихся до власти в Советской России) поднимают людей на бунт. Впрочем, одной неуплатой налогов в феврале 1918 года дело не ограничилось. 15 марта осетинские крестьяне разгромили гарнизон Грузинской Народной Гвардии, которым командовал осетинский офицер Коста Казиев, и 19 марта ворвались в Цхинвали. Под руководством большевиков (таких миротворцев, как эти, надо еще поискать!) взбунтовавшиеся осетинские крестьяне вырезали население Цхинвали (в основном грузинское, а также еврейское и армянское, осетинов в городе жило меньше 10%) и разграбили город. Впрочем, кутеж на костях мирных горожан длился недолго: 22 марта Народная Гвардия выбила мародеров из Цхинвали и подавила мятеж.
 
Большевики-зачинщики, разумеется, успели сбежать до окончания банкета. За их «миротворчество» поплатились одурманенные «призраком коммунизма» осетинские крестьяне. Но по всему Кавказу организаторы кровавой бойни в Цхинвали распространяли лживые байки о зверской жестокости грузин, осмелившихся прекратить «революционный» беспредел и мародерство. Если бы у Серго Орджоникидзе было телевидение, по телеящику круглые сутки крутили бы сюжеты о том, как «в квартиру к невинному осетинскому крестьянину в центре Цхинвали врывается озверевший грузинский солдат и на ровном месте берет его под арест», оставляя за кадром, что квартира вообще-то еще три дня назад принадлежала горожанину-грузину, труп которого вместе с трупами его изнасилованной жены и дочери до сих пор валяется в нескольких метрах от телекамеры, в углу комнаты, куда оператор тщательно избегает направлять объектив.
 

На этой карикатуре Сталина преследуют призраки убитых коммунистами людей.
 
Миротворцы-экспроприаторы из РКП(б) не оставляли надежд завоевать Грузию руками обманутых осетинских крестьян. Под руководством большевиков в октябре 1919 года бунтовщики берут под контроль Рокский перевал и движутся на Цхинвали, но терпят поражение и вынуждены отступить в район реки Терек. В 1920 году во Владикавказе собираются военные силы Красной Армии, перебрасываются в Грузию, «принуждают к миру» все населенные пункты на своем пути и громят грузинские войска в районе Джавы, опять же идут на Цхинвали и терпят сокрушительное поражение: Грузинская Народная Армия решительно начала контрнаступление, патронов не жалела. В этом конфликте были «умиротворены» дотла несколько деревень, около 20 тысяч осетин ищут убежища в Советской России. Беженцев принимают с радостью и немедленно вербуют в Красную Армию, объясняя, что во всех бедах виноваты проклятые грузины и поэтому антинародное правительство в Тбилиси нужно срочно свергнуть, не щадя живота своего. Взамен там установится диктатура пролетариата, что подразумевает и разрешение чуть-чуть помародерствовать. В 1921 году Красная Армия наконец «принуждает к миру» всю Грузию, в том числе ценой жизней осетинов.
 
Участие в большевистском «миротворчестве» 1918-1921 гг. обошлось осетинам, по их подсчетам, приблизительно в 5 тыс. жизней. Десятки лет Кремль и Лубянка убеждали их, что за такие жертвы следует ненавидеть Тбилиси. На волне разжигания межнациональной розни между грузинами и осетинами Южная Осетия превращается в опорный пункт российских «миротворцев» на Кавказе. Грузины постепенно вытесняются из Южной Осетии, в Цхинвали количество осетин за полстолетия выросло с 10 до 50%, а после уезда евреев при поддержке Кремля они становятся подавляющим большинством и навязывают местным грузинам свои порядки.
 
Цветочки провокаций стали ягодками при распаде СССР. Грузия отделяется от советской империи, но партийные бонзы Южной Осетии мертвой хваткой цепляются за Союз и провозглашают отделение от Грузии. Это не могло понравиться многим грузинским патриотам в Цхинвальском регионе. 23 ноября 1989 года в центре Цхинвали по инициативе местных грузин должен был состояться санкционированный митинг протеста против сепаратизма партийных бонз. В обращении организаторов митинга к жителям Цхинвали говорилось: «Как зеницу ока храните братство наших народов! Знайте, что судьба осетинского населения в будущей Грузии будет зависеть от того, как проявите вы солидарность и братство сегодня! Объясните своим детям и внукам, что вы живете на земле Грузии и потому обязаны уважать Грузию! Объясните им, что и нам, и вам братство нужно как воздух. Нам надо, чтобы осетины встали рядом с нами в нашей национальной борьбе. Вы вместе с нами должны бороться за независимость Грузии, ибо в будущей свободной Грузии дети всех народов будут жить лучше, чем сегодня. Братья и сестры, мы надеемся на вас. Не предавайте нас». Коммунистические руководители Южной Осетии посчитали грузинский митинг угрозой своей власти, тем более что по предварительным оценкам в нем намеревались принять участие 10-20 тысяч грузин, в том числе ехавших из Тбилиси на десятках автобусов и сотнях личных автомобилей. И опять вмешались российские «миротворцы»: дорогу на митинг людям преградили внутренние войска МВД СССР.
 
20 сентября 1990 года сепаратисты объявили Южную Осетию независимой республикой. 9 декабря были организованы по-советски безальтернативные «выборы» в Верховный Совет Южно-Осетинской Республики, которые бойкотировались тысячами местных грузинских патриотов. С декабря в Цхинвали начинаются беспорядки, поджигаются грузинские школы.
 
В город приехала группа сотрудников уголовного розыска Грузии, подстрекаемая бандитами толпа осетинов напала на правоохранителей, у них отобрали 14 автоматов. Грузия ввела в Цхинвальском регионе чрезвычайное положение. 6 января 1991 года в Цхинвали попытались навести порядок подразделения милиции и национальной гвардии Грузии. Они подверглись нападениям со стороны местных бандформирований и были остановлены российскими «миротворцами». При попустительстве последних в Южной Осетии начался разгул бандитизма и охота на грузин. Например, 18 марта четверо грузинских крестьян были сожжены заживо.
 
В разгар стрельбы по грузинским селам сепаратисты из Цхинвали решают окончательно легитимизировать свой режим. 19 января 1992 года в Южной Осетии прошёл референдум по двум вопросам: "Согласны ли вы, чтобы Республика Южная Осетия была независимой?" и "Согласны ли вы с решением Верховного Совета независимой Республики Южная Осетия от 20 сентября 1991 года о воссоединении с Россией?". Время для референдума выбралось очень удачное, военное: любой противник сепаратистского режима физически не мог подойти к бюллетеням ближе чем на расстояние автоматной очереди. На оба вопроса ответили "да" 98% участников референдума, причем никого не волновало, что положительный ответ на первый вопрос логически исключает положительный ответ на второй вопрос.
 
В мае началась подготовка к торжественному провозглашению независимости Южной Осетии (оно состоялось 29 мая). Чтобы избежать непредвиденных осложнений, на всех дорогах к Цхинвали сепаратистами были расставлены усиленные блокпосты интернациональной чеченско-ингушско-казацко-осетинской шпаны с огнестрельным оружием в руках. Добром это не могло кончиться: произошел инцидент, тем более трагичный, что на нем до сих пор базируется множество фальшивых спекуляций о "геноциде осетинского народа грузинами".
 
Речь, конечно, о Зарской трагедии, с которой связана самая чудовищная пропагандистская мистификация последних лет - обвинение грузинских солдат в расстреле мирных осетинских беженцев.
 
20 мая 1992 года в 11.45 на трассе из Цхинвали в Джаву около села Зар было совершено зверское убийство мирных граждан, беженцев: женщин, детей, стариков, направлявшихся в Северную Осетию. 33 человека были в упор расстреляны прямо в машинах, на которых они ехали. Было объявлено, что беженцев расстреляли грузины, в связи с чем 20 мая ежегодно отмечается сепаратистами как день траура. При этом расследования Зарской трагедии сепаратисты сами не проводили и грузинским следователям не разрешили, не составлялись и фотороботы преступников, хотя выжившие люди видели "больше двух десятков мужчин в камуфляже с автоматами".
 
Естественно возникает вопрос: откуда бы взяться двум десяткам грузин в камуфляже с автоматами в глубоком тылу Южной Осетии, на дороге из Цхинвали в Россию, полностью конролируемой сепаратистами? Грузинская национальная гвардия и отряды "Мхедриони" туда прорваться не успели. Тогда кто еще? Первый детальный рассказ о трагедии опубликовал официальный "Вестник Южной Осетии" (№ 7, 1992 г.) вместе с показаниями очевидцев. Потом трагедия обросла множеством мифов, теперь даже некоторые очевидцы путаются в рассказах и дофантазируют новые детали, называется разное число жертв трагедии - 32 и 36; в фильмах о трагедии вроде известного "Чкара!" нет синхронов очевидцев... Все это говорит о том, что самая первая публикация куда правдоподобней последних выдумок, ее и будем придерживаться.
 
Итак, согласно официальной версии, "кровавое преступление совершила, по имеющейся у следственных органов информации, грузинская диверсионная группа из села Кехви". Что само по себе звучит абсурдно: какая диверсионная группа может быть сформирована в забитом грузинском селе в тылу у сепаратистов, чудом уцелевшем от погромов?!
 
Очевидец Емзар Гаглоев говорит: "Я увидел их за несколько секунд до начала стрельбы. В камуфляже, с автоматами наперевес. Конечно, я решил, что это наши, раз они стояли так открыто" (сейчас слова Гаглоева замалчиваются, вместо этого всегда подчеркивают, что на беженцев напали "из засады", а не "открыто").
 
По словам очевидца Арины Бесаевой, "был туман", "ничего вокруг не было видно", "Автоматные очереди ударили одновременно с двух сторон и, кажется, спереди тоже", "Обстрел продолжался минут десять, затем сразу стало очень тихо. Где-то слева плакала девочка, женский голос приглушенно умолял ее замолчать. Снаружи сильный мужской голос крикнул по-грузински: "А ну выходите!" - и пустил еще одну очередь по машине. Затем кто-то крикнул: "Быстрей, уходим!" - и я услышала звуки быстро удалявшихся шагов. Под трупами завозились раненые. Мы стали потихоньку выползать из машины. Я увидела мужчину, убегавшего в сторону от грузовика. Он был в сапогах, с автоматом на плече, из-под камуфлированной куртки был виден белый свитер". В этом рассказе упоминается о команде по-грузински - в дальнейшем на основании этого и был сделан вывод, что в беженцев стреляли именно грузины. Опознавательных знаков у автоматчиков не было, других улик они не оставили или находка таких улик не афишировалась. А на грузинском языке говорят и многие осетины, причем скомандовать предполагаемым врагам (грузинам) "А ну выходите!" на грузинском языке со стороны командира блокпоста было очень естественно.
 
Но важнее другая деталь этого рассказа: зачем два десятка "озверевших грузин", "организаторов геноцида" торопливо убежали, когда пригляделись и через густой туман увидели, что натворили? Неужели совесть замучила? Вряд ли. Контрольный выстрел в лоб врагу на Кавказе был и остается в моде. Но судя по тому, как поспешно убежали стрелявшие, они неожиданно поняли, что совершили что-то не то, и поспешили скрыться.
 

Зарская трагедия - символ обмана осетинского народа кремлевскими марионетками-сепаратистами: убийство беженцев цинично приписывают грузинам, а расследование до сих пор саботируется.
 
Емзар Гаглоев не зря "решил, что это наши". Судя по показаниям очевидцев, 20 мая 1992 года неподалеку от села Зар на самом деле произошло следующее: машины с осетинскими беженцами ехали в тумане и неожиданно напоролись на блокпост "своего" же сепаратисткого режима. Боевики с блокпоста приняли мирных людей за врагов и обстреляли, но когда "противник" не стал стрелять в ответ, сообразили, что к чему. Двое из них подошли к кабине остановившейся машины, взглянули на мертвого водителя, один из них плюнул. Командир осетинского блокпоста, обстрелявшего беженцев, понял, какой грех взял на душу и какая судьба ждет его с бойцами от рук родственников убитых (кровная месть - одна из самых прочных местных традиций). Отдается громкая команда на отступление по-грузински, чтобы обмануть оставшихся в живых. Затем ложь подхватывается пропагандистской машиной, добавляются красноречивые байки вроде "разве вы не слышали, сам Шеварднадзе сознался в геноциде", и бессовестная пропаганда распространяется по всему миру во славу российского миротворчества...
 
22 июня 1992 года Борис Ельцин и Эдуард Шеварднадзе в Дагомысе вместе с представителями Северной и Южной Осетии подписали соглашение о прекращении огня и вводе в регион совместных российско-грузинско-осетинских миротворческих сил. Это решение было прежде всего на руку Кремлю: несмотря на теракты, перестрелки, провокации в Цхинвальском регионе при попустительстве “миротворцев” (например, 14 августа были расстреляны 6 гвардейцев из грузинского батальона объединенных миротворческих сил) россияне и марионеточный осетинский режим упрямо не допускали в зону конфликта настоящие международные миротворческие силы, не заинтересованные в эскалации войны.
 
Попади в Южную Осетию международные миротворцы и наблюдатели, вскрылось бы много забавных деталей. Недаром главарь сепаратистского режима Кокойты на днях отправил в отставку все свое «правительство» немедленно после того, как Президент Грузии Михаил Саакашвили перечислил десяток одиозных фамилий «министров» из гэбни (что характерно, русских). Мафиозной структуре ветеранов российских спецслужб и откровенных бандитов, легализованной под прикрытием «правительства непризнанной страны», ситуация предоставляет невероятные возможности для крупномасштабных злоупотреблений и хищений. Весь смысл существования «независимого государства Южная Осетия» заключается в том, что это офшор всероссийского значения, недоступный для налоговых, таможенных и правоохранительных ведомств РФ. Через Южную Осетию, как один из крупнейших узлов теневой экономики России, осуществляются мошеннические операции на миллиарды долларов.
 
Самозванный сепаратистский президент Людвиг Чибиров наладил поток контрабанды в Россию и из России транзитом через Цхинвальский регион и порт Поти. Оружие, наркотики, спиртное, табачные изделия и много чего еще полноводной рекой текло через цхинвальский офшор. Более того, по некоторым данным предполагается и контрабанда радиоактивных материалов из России в Иран, в Ирак через Грузию. Международная группа мошенников наладила в Южной Осетии производство фальшивых стодолларовых банкнот. Фальшивые купюры более чем на $20 млн. были переправлены в США, Израиль, Грузию, Россию, были обнаружены банками в Балтиморе, Нью-Йорке, Баффало, Ньюарке, Владикавказе. Еще одна особенность местной «демократии» заключалась в том, что если «президент» Чибиров в мафиозном Цхинвале олицетворял собой «власть» и получал долю от контрабанды на блюдечке с голубой каемкой, была там и «оппозиция» в лице братьев Тедеевых, которые приходили с автоматами на таможню и забирали ту долю контрабанды, которая им была нужна.
 
Разумеется, вся эта деятельность не могла пройти мимо внимания правительства Шеварднадзе. Коррупционеры из Тбилиси тоже были в доле. На почве тесных мафиозно-экономических связей наладился было осетино-грузинский диалог, вновь возникла надежда на урегулирование конфликта и возвращение Цхинвальского региона в состав Грузии как автономной области. Из страха потерять свой карманный офшор российские «миротворцы» с Лубянки принимают решительные меры: выделяется секретный бюджет на финансирование «борьбы с Грузией», первыми получают поддержку коммунистические деятели в Южной Осетии. Тут-то и взошла, засияв на небосклоне, пятиконечная звезда действующего главы сепаратистского бандформирования экс-комсомольца, бандитской «шестерки» Эдуарда Кокоева (Кокойты).
 
Бывший первый секретарь Цхивальского горкома комсомола, чемпион Грузии 1980 года по вольной борьбе после активного участия в бандитском беспределе 1989-1992 годов Кокойты отправился на заработки в Москву. Боевики легко находили работу в местном рэкете. Примкнув к банде «солнцевских», комсомольский вожак становится заместителем генерального директора ЗАО "Франг", крышует торговлю водкой и операции с недвижимостью в Москве и Санкт-Петербурге, становится помощником депутата Государственной Думы от КПРФ, бывшего первого секретаря Юго-Осетинского обкома КПСС Анатолия Чехоева. Красная книжечка депутатского помощника очень помогала «разруливать» проблемы, связанные с контрабандой – ведь Кокойты получил ответственный пост официального дилера цхинвальского «левака» в России, стал так называемым «торговым представителем непризнанного государства Южная Осетия». Заслужив доверие старших товарищей на этой работе, он получает новую миссию: свергнуть Людвига Чибирова и занять его место, чтобы компромисс с Грузией не состоялся.
 
Накануне так называемых президентских выборов 2001 года в Цхинвальском регионе началась массовая кампания подкупа избирателей и вербовки вооруженных «агитаторов» в пользу Кокойты. Естественно, выборы не обошлись и без фальсификаций. Чибиров был потрясен, узнав, что вопреки высоким рейтингам проигрывает выборы. С помощью лояльного ополчения «президент» попытался надавить на избиркомовских коммунистов-фальсификаторов, которые, впрочем, всего лишь реализовали сталинский принцип «важно не как голосуют, а как считают». Разобраться с коммунистами Чибирову помешали боевики Кокойты, что характерно – не местные, приезжие из России. Немалую роль сыграл вмешавшийся в разгар «демократических разборок» на стороне Кокойты командир российских миротворцев и звонки с угрозами от губернатора Северной Осетии Дзасохова. Так на штыках «солнцевских» миротворцев Кокойты стал «президентом непризнанного государства» и первым делом обратился к России с просьбой присоединить «независимую» Южную Осетию к «зависимой» Северной. Это неудивительно: на момент захвата власти Кокойты уже был гражданином России.
 
После решения «политических» задач Кокойты перекрышевал потоки контрабанды. Его союзники братья Тедеевы наконец осуществили свою мечту прийти к власти, начали получать бакшиш регулярно и не под дулом автомата. Но необходимость делиться с «главой государства» их, конечно угнетала, и на следующие выборы Тедеевы готовили новый переворот. Опередив их, Кокойты разоблачил заговор с целью «убить президента», братья бежали во Владикавказ, один из них был впоследствии там убит.
 
В 2003 году в Грузии происходит «революция роз». Коррумпированный режим Шеварднадзе теряет власть, на смену пришел Михаил Саакашвили, молодой принципиальный политик с великолепным образованием и большими планами на будущее. В конце мая 2004 года, заявив о своем намерении бороться с контрабандой, Грузия ввела в Цхинвальский регион отряды МВД и армейского спецназа. Сепаратисты ожесточенно сопротивляются наведению порядка, получая подкрепление и боеприпасы из России. В ходе боев погибло 16 грузинских военнослужащих и один осетинский ополченец. Под натиском бандитов полицейские силы отступают, но Саакашвили удалось нанести тяжелый удар по инфраструктуре контрабанды: он ликвидировал главный перевалочный пункт, Эргнетский рынок.
 
Окончание следует.

Юрій Шеляженко [29.08.2008] | Рейтинг: 19.8/3 | Просмотров: 5499

2 3 4 5 19.8/3




Комментарии доступны только зарегистрированным -> Facebook-login



загрузка...




programming by smike
Администрация: [email protected]
© 2007-2020 durdom.in.ua
Администрация сайта не несет ответственности за
содержание материалов, размещенных пользователями.

Пожалуйста, войдите с помощью
Facebook-login