для старых юзеров
помнить
uk [ru]

Акционеры VS идиоты-лотофаги


Акционеры VS идиоты-лотофаги
Потренируемся сначала на кошках. Как писал Киплинг, кошка гуляет сама по себе. И правильно писал. Всякий, у кого жили дома и коты и собаки, мог наблюдать огромную разницу в их поведении. Кошка всегда «себе на уме», независима и часто упряма. Ее благосклонность еще нужно заслужить. Она не предана хозяину беззаветно и до конца, «по умолчанию». Ее трудно заставить делать то, чего она делать не хочет. И еще труднее заставить не делать то, что она делать хочет. Если свободно выпускают на улицу, может пропадать столько, сколько считает нужным. Нечасто лезет «пообщаться», если не голодна, не хочет поиграть, или не холодно. Такие особенности поведения котов и кошек, в принципе, легко объяснимы. Они по природе своей одиночки. И их дикие предки тоже были одиночками. Не стайными, не стадными. Не коллективными. И в этом – уникальность кошек среди животных, прирученных человеком.
 
Все остальные имели в предках коллективных животных. Тех, у кого на генетическом уровне проходил отбор на способность жить в массе себе подобных. Как-то находить взаимопонимание, делить еду и внимание противоположного пола. В конце - концов, не убивать друг друга. С одной стороны, таких было легче приручить – найди взаимопонимание с главарем, и остальные у тебя почти в кармане. С другой – их легче было содержать – они и так умеют жить в компании. И безопасность, с третьей. В конце концов, дог, или ротвейлер вполне могут убить взрослого человека. «Вооружение» им вполне позволяет. И корова ведь тоже вполне способна – рога, копыта, масса.  Случаи, хоть и бывают, но очень, очень редки. Тут нужно вспомнить об крайне эффективном методе минимизации конфликтов у разных коллективных животных. Иерархия. Конечно, для ее установления и поддерживания, затрачиваются значительные усилия. Подчас и кровавые. Но, заняв свою ступень, животное уже понимает рамки возможных действий, полномочий и обязанностей. Так вот. И дог, и корова просто считают человека более высокоранговым существом. И подчиняются.
 
Есть еще одна очень важная особенность. Тех, кто живет небольшими группами. Не тысячными стадами, а стаями в несколько десятков особей. В этом случае они практически все – близкие родственники. Поэтому готовы защищать друг друга любым образом, даже с огромным риском для своей жизни. И такой альтруизм также закреплен уже на генетическом уровне. Спасая близких родственников, спасешь почти что свой набор генов. «Погибнуть можно за двух братьев, или за четырех кузенов». И вот пятикилограммовая собачка за своего хозяина бросается на громадину-сенбернара, или на другого человека. Хозяин ведь – свой, да еще и высокоранговый в иерархии.
 
От кошек-собак-коров, перейдем к собственно человеку. Он ведь тоже коллективный. Даже очень. Он социальный, даже супер социальный. Для абсолютного большинства людей одиночество, это очень тяжелое испытание. Нам общение необходимо практически как еда и воздух. Мы очень долго развивались, эволюционировали как социальный вид. На всех уровнях, начиная от поведения, и заканчивая физиологией, собрали кучу приспособлений для совместного проживания. Для того, чтобы быть сильными, очень сильными, перед лицом врагов и вызововами природы. И мягкими и пушистыми для своих.
 
Мы конформисты. До мозга костей, даже глубже. До такой степени, что три четверти из нас способны сказать на черное – белое. Если перед этим несколько человек уверенно определили, что вот это вот черное – оно белое. Мотивы согласиться могут быть разными. От нежелания «ссориться по пустякам», до сомнений в качестве своего зрительного аппарата. Погуглите «эксперимент Эша». Но ведь и те, кто находят в себе силы, упрямство, они совсем не в восторге от того, что вынуждены идти наперекор единодушному большинству. Стресс – это мягкое определение того, что они испытывают. Смятение, непонимание происходящего, полная растерянность.
 
Иерархия. Пункт первый. Начальник всегда прав. Пункт второй. Если начальник не прав, смотри пункт первый. Мы априори, по умолчанию, считаем, что те, кто «сверху», лучше знают, что и как делать. В конце концов, они же сверху, им виднее, они знают то, что нам недоступно. В конце-концов, ведь не просто так они заняли свое место. Значит есть в них что-то, что позволяет руководить нами, направлять и вдохновлять. И сами те, что у руля, начинают верить в свою избранность и где-то даже непогрешимость. Тут дело еще в одной нашей особенности. Где-то процентов девяносто пять мужчин вообще не представляют себя вне иерархии. Быть «шестеркой», самым-самым дном, для них лучше, чем не участвовать, быть игнорируемым. Одиночество, отсутствие поддержки и защиты других людей – это катастрофа, это опять-таки, жесточайший стресс. И только очень небольшой процент устроен так, что способен такое пережить. По большому счету такие люди – это отклонение от нормы. И если бы на нас по-прежнему действовал естественный отбор, их просто не было бы. Представитель социального биологического вида не способен выжить в одиночку. Вы можете представить себе муравья – одиночку? Пчелу? Женщины, кстати, не так катастрофически однозначно должны быть встроены в какую-то систему. Им более важно найти подходящего отца для своих детей. Чтобы смог, для начала, их сделать. А потом помогать их растить. Но кто лучше всего подходит для этих целей? Правильно, высокоранговые самцы. Получается, женщины, впрямую не очень и участвуя в борьбе за положение в табели о рангах, стимулируют конкуренцию.
 
«Делай как все!» - тоже ведь закреплено на генетическом уровне. Выкапываешь себе спокойно какой-то съедобный корень. А все племя вдруг сорвалось и куда-то побежало. Беги! Беги вместе со всеми!! Анализировать будешь потом! А кто не побежал, того съели, или раздавили, или утонул, или сгорел. Потомков не оставил. Гены канули в небытие. Так что у всех у нас – гены тех, кто без разговоров бегут вместе со всеми.
 
Еще мы великолепно учимся. Тут впереди планеты всей. В самом буквальном значении. Мы замечательно учимся в принципе. Но особенно – у других людей. Просто непревзойденно – в детстве. И тут есть нюанс. До определенного возраста, старшие, которым мы доверяем – абсолютный, непререкаемый авторитет. До степени «врач сказал в морг – значит в морг». Если взять детеныша человекообразной обезьяны и детеныша человека в одном возрасте, достаточно юном, чтобы они были примерно на одном уровне развития. Взять, и достать им из шкафа со множеством дверок и шухляд что-нибудь очень вкусное. Но не сразу достать. А открыть перед этим пару дверок, выдвинуть пару ящиков. И – вот он, приз. Человеческий детеныш все прекрасно запомнит. Откроет все дверки, выдвинет все ящики. И доберется до вкусного. А обезьяний детеныш последовательность открывания и выдвигания не запоминает. Поэтому сразу открывает нужную дверцу и выдвигает нужный ящик. Ось така фигня, малята. Но это совсем не означает, что обезьяны умнее и успешнее нас. Просто мы «заточены» на то, чтобы действовать точно так, как те, что добились в чем- то успеха. А старшие однозначно добились. Они живы до сих пор. Их не съели, они не умерли от голода, не отравились ни совсем тухлым мясом, ни какой-то ягодой. Не утонули, не сгорели, не замерзли. Так что «делай как я!» В конце-концов, чтобы развиваться, придумывать что-то новое, много Энштейнов да Менделеевых с Дарвинами не нужно. Пары штук на поколение хватит. Главное – чтобы остальные у них научились.Ну, и, благодаря тому, что в детстве мы очень быстро и очень успешно обучаемся, а старшие, особенно родители, для нас – абсолютный авторитет, наше общество инерционно в своих привычках и взглядах. Ведь фундамент мировоззрения, картины мира, формируется именно в детстве. Изменить что-то потом очень трудно, а порой и невозможно. Спросите у тех, кто успел вырасти при совдепии.
 
Все эти наши особенности – они еще биологические, то есть очень древние. Это наши базовые, заводские настройки. И их совокупность позволяет сделать очень неутешительные выводы.
 
1) Любой народ, любую страну можно привести в состояние условного сталинского Советского Союза, или условной Северной Кореи. Нужны только соответствующий репрессивный аппарат, желание и время.
2) В состоянии, когда власть – это абсолют и «маленький», обычный человек на нее практически никак не влияет с одной стороны, а с другой всячески ее поддерживает, можно находиться поколениями и веками. Россией, в частности, доказано.
 
Жизнь, бывает, ставит эксперименты. Порой очень жестокие.
 
В средние века появилась в католической церкви такая структура, как инквизиция. Созданная, конечно, вполне с благими намерениями. Уберечь от ошибок, поднять авторитет церкви, очистить ряды. Но сутью ее работы была простая штука. Есть Бог. Бог дал людям Книгу. В Книге есть все. Абсолютно все. Живи по ее правилам и действуй по ее алгоритмам. И будет тебе счастье на Земле и на Небе. А все отклонения, они от дьявола. Шаг влево, шаг вправо – попытка к бегству. Прыжок на месте – провокация. Конвой стреляет без предупреждения. То есть развития ноль.
И вот в Испании взяли космические ночные фотографии. И наложили на карту активности инквизиции. В Испании она гуляла с размахом. В 1808 году последний раз сожгли еретика. В двадцать первом веке районы повышенной активности инквизиции ночью были наименее освещенными, то есть наименее развитыми.
 
Была Корея. Один народ. Генетически культурно, традиционно более-менее однородный. И случилась война между севером и югом. А по сути между авторитаризмом и какой- никакой демократией. Никто не смог добиться решающего перевеса.  И появилась тридцать восьмая параллель. Сейчас есть постиндустриальная, демократическая Южная Корея. И есть Северная Корея. Которой и определение сложновато подобрать. Династический сталинизм? На протяжении нескольких поколений – появилась пропасть. Возможно, уже непреодолимая.
 
Представьте себе, что вы родились в племени каннибалов. И выросли. Возможно, впервые вы питались человеческим мясом еще в утробе своей мамы. Если она в период беременности ела человечину. Пока вы росли, никто не убеждал вас, что людей можно убивать и есть. Нет. Это было само собой. Как восход солнца, ветер, как уважение к старшим и детские игры. Данность. Возможно, повзрослев, вы начали задумываться, а правильно ли есть таких же, как мы. С такими же руками, ногами. Также ходящих на двух. Очень похожих. Очень маленькая вероятность, что вы пойдете дальше раздумий. Но, допустим, начали говорить об этом вслух. И? Кто-то к вам прислушается? В лучшем для вас случае попросят не говорить ерунды. И вы примете к сведению. Иначе, если будет упорствовать, судьба ваша незавидна. Вплоть до съедения или изгнания. А изгнание равно смерти. В одиночку не выживете.
 
Или родились в семье рабовладельца. Иметь других людей в полной собственности, опять-таки, как солнце и ветер, как дышать, или есть. А те, кем владеете, воспринимают наличие хозяина тоже абсолютно нормально. Несчастны, если хозяин жестокий самодур. Счастливы, если хозяин добр, умен и справедлив. Но само наличие хозяина – это ведь тоже не обсуждается. И если раб каким-то образом получит свободу, то самым заветным его желанием будет заиметь собственных рабов. Такое устройство общества существовало тысячелетия. Еще двести лет не прошло после отмены рабства.
 
А можете представить себя в россии. Где общество атомизировано до крайности «человек человеку волк». Где начальник точно всегда прав. Где власть сакральна. Где «раньше думай о Родине, а потом о себе». А родина «не имеет границ» по выражению В.В. Хуйла. В крайнем случае, границы 91 года до развала СССР. Где все завидуют русским за их духовность, и бояться, потому что русский солдат самый лучший в мире. Где нищие ненавидят богатых. И заслуженно, потому, что «ни одно современное состояние не было нажито праведным путем». Но, будь у этих нищих возможность, делали бы ровно то же самое. Где россия ни разу не начинала ни одной войны, и ни проиграла ни одной войны. Где заваливать врагов трупами своих солдат – практически народная традиция. Ведь жизнь-то – копейка. Где не жили хорошо, так нечего и начинать.
 
В каждом из таких обществ подавляющее количество людей стремилось раньше и стремится сейчас к стабильности. К поддержанию статус-кво.
 
В мире около двухсот стран. Они очень разные. Климат, рельеф, выход к морю, традиции, национальный состав, религии. Все разнообразно и перемешано. Можно использовать разные критерии их классификации. Но по большому счету они делятся на две группы. В одних странах граждан можно назвать акционерами. В других население – идиоты-лотофаги. Идиоты не в медицинском, а в социальном смысле. То есть люди, не участвующие в процессах управления государством. Даже если какие-то формальные выборы, референдумы и проводятся. А лотофаги, потому, что едят плоды лотоса. И забывают то, что необходимо забыть. Например, с кем вчера воевала Океания.
 
И в этих странах живет большинство населения нашей планеты. Самое страшное, что, существуем мы сними на одной планете, но в разных измерениях, разных системах ценностей и координат. Не удивляйтесь тому, что «Страны глобального юга» говорят – да замиритесь, как есть, главное ведь не убивать друг друга. У них этих войн был вагон. И маленькая тележка действующих конфликтов, в любой момент могущих вспыхнуть, если одна из сторон вдруг посчитает, что – вот, наконец-то, дождались! И не удивляйтесь их совершенно спокойному отношению к тому, как россия ведет эту войну – эка невидаль. Да замиряйтесь как есть! А если вас и захватят – всех же не поубивают. Не ждите сочувствия от количества жертв и беженцев. Даже без войн, от качества воды, еды, медицины, может, и похлеще будет. Кстати, насчет Китая. Никакой он не древний, восточный, поднебесный. Просто империя. Мао, войны в Корее, со Вьетнамом, Индией. Кто, кстати, кормит и содержит самый одиозный в мире режим чучхе?
 
Вот в чем заключается проблема сосуществования на нашей малюсенькой Земле акционеров и идиотов –лотофагов. Казалось бы. Вы живете так. Мы - так. Ну и черт бы с нами и с вами.
 
Но.
 
Как-то вот движение населения все больше в сторону акционеров наблюдается. Идиоты-то, они лотофаги. Но мыла не едят. И любыми способами довольно большая их часть пытается как-то перебраться. Что несказанно нервирует их вождей.
 
И пусть бы себе дергались. Многие даже сумели более-менее приличные условия своим подданным создать.
 
Страшно то, что в стране, где люди не хотят, не могут, не способны участвовать в управлении. Рано, или поздно на вершину власти выберется какое-нибудь хуйло. Которое посчитает, что Его Миссия – перевернуть историю. Что он если не Наполеон, то Чингиз-хан. И тогда обязательно начнется. Вот и началось. И дай Бог, чтобы не заполыхало в разы сильнее.
 
Человеческие сообщества акционерного типа, конечно, далеко не идеальны. У них куча проблем, противоречий и даже абсурдности. Они вообще возникли непонятно как и даже не логично. По крайней мере с точки зрения и биологической и социальной природы человека. Но они есть! Существуют! Более того, практически всегда успешнее идиотов-лотофагов. Несмотря на то, что далеко не все члены таких сообществ умны, прогрессивны и рациональны. Их можно обманывать, ими можно манипулировать. Но у каждого из них просто по праву рождения есть. Есть именная акция, позволяющая хоть каким-то образом влиять на судьбу своей страны, а, значит, и на свою судьбу, судьбы своих потомков.
 
Во второй мировой смешалось все. И в том, и в другом противостоящих блоках были диктатуры самого зверского содержания. Именно поэтому итоги той войны не могли действовать слишком долго. Правители идиотов-лотофагов всегда держали в кармане выкидуху. И ждали момента. Раз без нас они не смогли победить. Значит мы -то их при случае размажем кишками и мозгами по их хваленым автобанам и брусчаткам.
 
Вот что должны понять лидеры свободного мира. Мирное сосуществование с идиотами-лотофагами возможно. Возможна даже постепенная эволюция последних в лучшую сторону.
 
Но! Только если мы будем разговаривать с ними с позиции более сильного. Не экономически более сильного. Не интеллектуально более сильного. Это и так присутствует. Просто с более острыми зубами и когтями. И с непрошибаемой броней.
 
И это возможно.
 
P.S. Как думаете, кто построил самый большой в истории деревянный корабль? Испанцы? Может, голландцы? Англичане? Неа. Китай. Китайцы имели громадный флот и дошли до северной Африки. Обосновались на Мадагаскаре. А потом умер император. А следующий решил, что флот, да еще таакой. Это нецелевое использование казны империи. Флот уничтожили. Главного адмирала то ли казнили, толи не поймали. А если бы? Представляете себе Нью-Йорк не с китайским районом. А с французским. В китайском мегаполисе? Это к вопросу о мудрости и поднебесности.
© Ігор Сімончук [03.03.2024] | Просмотров: 1838

2 3 4 5
 Рейтинг: 39.2/15

Комментарии доступны только зарегистрированным -> Увійти через Facebook



programming by smike
Администрация: [email protected]
© 2007-2024 durdom.in.ua
Администрация сайта не несет ответственности за
содержание материалов, размещенных пользователями.

Вхід через Facebook