для старых юзеров
помнить
uk [ru]

Черное солнце. Ремикс.


Черное солнце. Ремикс.
                Трудно спорить с тем, что людям необходимо нечто большее, чем набитые холодильники и расчетливая логика. Трудно не заметить, что начался поиск новых вождей и вдохновений. И не только в Украине. Но, научились ли мы видеть различия лучше, чем в начале прошлого века?  
 
                Когда Меркель проходит мимо Януковича, что мы видим – игнорирование персоны или народа, который позволяет руководить собой такому президенту? Когда публичные политики и не только, соревнуются, кто дальше плюнет в ненавистное лицо оппонента, они понимают, как это выглядит со стороны той Европы, куда нас уже давно «обязаны» принять?  В любом качестве. По нашему мнению.  Когда используем свою трагическую историю, чтобы сводить счеты друг с другом? На своей же территории? Беспощадно. Ничего не производя, а просто паразитируя на этой территории, потребляя все то, что производит весь другой разноконтинентальный мир.  Мы что этому миру демонстрируем?
                А там внимательно следят. И предъявляют миру новых идеологических апологетов. По странам шагает книга Тило Сарацина «Германия: самоликвидация». Недавно издана в России. Тиражи запредельные. Бульон аргументов заварен на долгие часы полемики. И, хотя Сарацина исключили из партии за его интеллектуальные изыскания, похоже армия его сторонников растет как на дрожжах. В очень общих чертах: Сарацин предлагает отказаться от политкорректности и признать, что есть нации генетически умные, а есть – второсортные, недоразвитые. И проблема мира сегодня в том, что слабые диктуют сильным, что и как нужно делать. Он пишет о том, что Германия умирает, поскольку открыла ворота мультикульнурной идее. У него звучит тезис – «немки должны просто рожать, рожать и рожать!», чтобы спасти стареющую нацию. В предисловии к российскому изданию, кстати, очень комплиментарному, Адьфред Кох пишет:          «Политкорректность требует от человека перестать верить своим органам чувств, своему жизненному опыту, историческим фактам, мудрости предков и выбросить весь этот эмпирический багаж на помойку». И, разумеется, мягко подводит к мысли о правильности убеждений Сарацина, «Джордано Бруно» новых политических вдохновений – по мнению Коха.
                    Так вот о жизненном опыте и исторических фактах. Другой немец – Рюдгер Зюннер, - долго изучал книги и периодику первых 40-ка лет 20-го столетия. Вначале был впечатлен риторикой: пробуждение света, возрождение Германии, Солнце нации, возрождение зари, да будет свет, и пр..  Какая-то странная смесь неудовлетворенности жизнью и страстным воодушевлением. Он приводит выдержки из подзаголовков: «социализм и капитализм продемонстрировали свою полную нравственную несостоятельность..»,  «жажда наслаждений не трогает наши души, которые скучают, проходя череду удовольствий…», «люди всех сословий ощущают страстное желание освободиться от рационального мира и оказаться в мире непосредственности..». Зюннер говорит, что тогда современная цивилизация немцам виделась холодной и мрачной. А религия – лишь системой взглядов, которые можно рассматривать с разных точек зрения.
                     В начале 30- годов Генрих Гимлер скажет о Гитлере: «Он возник из полного отчаяния. Во времена, когда германский народ зашел в тупик». Зюннер, накапливая эмоциональное изумление от архивной периодики, пришел к рисующимся параллелям в настоящем времени. Это увеличивающийся интерес к эзотерике, мистицизм и магия, растущее число всяких сект и групп, стремительный подъем по всему миру религиозного фундаментализма.
                    Он задался вопросом – в какой момент духовный и исторический поиск  внезапно превращается в фанатизм и жестокость? Это стало лейтмотивом его исследования.
                    Начал он с женщины, которая во второй половине 19-го века путешествовала по обширным просторам Азии. Чтобы не привлекать внимания, она носила мужской костюм и много курила. Ее простота и непосредственность помогали вступать в контакт с местным населением и духовными наставниками. Это – Елена Блаватская. Противники называли ее шарлатанкой. Последователи – посвященной. Ее заявления о том, что она побывала в Тибете, до сих пор являются не подтвержденными. Однако, рассказы о монастырях и таинственных манускриптах создали миф о «крыше мира», который продолжает присутствовать на эзотерической сцене и в наши дни. Блаватская рассказывала о том, что в затеряных книгохранилищах Тибета она нашла манускрипты о  неизвестных цивилизациях, которые жили за тысячи лет до Египта. Атлантида и Гиперборея, жители которой сошли с небес на Северном полюсе и были подобны богам. После падения цивилизаций, они передали знания избранным и основали так называемую арийскую расу. Это по-Блаватской.
                     В 1875 году она основала теософскую школу. Свастика на гербе общества означала приближение духовного возрождения. Невразумительные идеи о расе полубогов подлили масла в огонь конфликтов той эпохи. Особенно комментарии Блаватской о слабоумии африканцев и духовном вырождении евреев. Появились – пока робкие – но призывы против предположительно «порочных и нечистых».
                     А пока Блаватская куролесила в Азии, по пасторальной австрийской глубинке шагал молодой человек. Он также искал ответы на вопросы духовного поиска, пока разрушался старый уклад, а новый еще не пришел. Это был начинающий немецкий писатель Гвидо Лист. Он предавался мистицизму и искал священное в элементах природы. А точнее – священные места полубогов. Свой опыт описывал в книгах, которые впоследствии произвели сильное впечатление на молодого Гитлера. Фон Лист тоже основал движение. Фьольдши. Одним из источников его вдохновения была «Старшая Эдда» - сборник древних скандинавских мифов и песен. Под влиянием работ Блаватской и древнеиндийской теологии он расценивал Эдду как источник происхождения древней расы. И – в итоге – свел к националистической идеологии освобождения германии от чужеродного влияния «низших» рас.
                    В 1908 году этот персонаж основал общество Гвидо фон Листа. В него вошли многие известные жители Вены, в частности бургомистр Карл Люгер, которым впоследствии восхищался гитлер. Члены общества приветствовали первую мировую войну как очищение от надвигающихся социализма, демократии и смешения рас. Работами фон Листа зачитывались в траншеях и лазаретах.
                   Был тогда и еще один популярный идеолог. Адольф Ланс. Этот мечтал о продолжении дела тамплиеров. Но так «глубоко» копал, что изобрел теозоологию, доказывая, что реально существует расовая смесь от  полубогов с животными (интерпретировал ассирийские барельефы с обезьянами на цепи). Он пришел к выводу, что от греха скотоложества произошли «темные» расы – негры, монголы и средиземноморский тип – носители зла, угрожающие арийской расе.  Ланс присвоил себе дворянский титул, основал орден и стал издавать журнал «Астара». Его финансировали богатые промышленники Вены, которые были в восторге от писанины о низших расах.
                    Когда Гитлер в 1908 году приехал в Вену, после неудачного поступления в художественную академию и смерти матери, он оказался в тяжком материальном положении. Скатился до ночлежек и бесплатного супа для бомжей. В ночлежках стал читать Ланса. А Ланс вспоминал потом, что в 1909 году Гитлер зашел к нему в редакцию купить несколько недостающих номеров в коллекцию. Бедность молодого человека так поразила Ланса, что он подарил ему журналы и дал 2 кроны на обратный проезд. Идеи Ланса пропитали мозг Гитлера прочно.
                      В Вене Гитлер  старался не пропускать ни одной оперы Вагнера. В его воображении герои опер связывались с идеями Ланса, где рыцари вели борьбу против загнивающего мира. Он даже собирался (совместно со своим другом детства Кубичеком) написать собственную оперу о борьбе христиан с германцами-язычниками в Баварских горах. Жизнь в Вене подбрасывала Гитлеру бесчисленные аргументы. Вену сотрясали социальные противоречия. Столица империи Габсбургов стала олицетворением противоположности сказочному образу арийской Германии, ее чистой национальной культуре.                  
                      Бедность открыла перед Гитлером отталкивающие картины жизни большого города. Ослепительные богатства и отталкивающая нищета внезапно сменяли друг друга. Тысячи безработных слонялись на РингШтрассе под Триумфальной аркой, в тени и грязи каналов пристанище искали бездомные бродяги. Гитлер писал, что мог часами стоять перед Оперным театром и зданием Парламента, мечтая о возрождении Германии. В Майн Кампф он пишет, что жизнь в Вене заложила «гранитное основание его мировоззрения».
                        Спустя несколько лет появилось еще одно «модное» движение, в основу которого легла легенда о Туле – северном королевстве непобедимых «белых» людей, которые должны очистить мир от «низших». Фон Боттендорф – его основатель – стал одним из главных идеологов нацистов.
                        Вся эта эзотерическая «лирика» стала тем цементом, который забетонировал Европу  для грядущих ужасов нацизма. А водой послужили события 18-го года. Тогда была свергнута династия Виттельсбахов, 7 ноября курфюрст Людвиг 3-ий вместе с семьей бежал из Баварии. Это был тот самый серп по тому самому месту, который пробудил звериную силу нацизма, до тех пор пребывающего в литературных эмпиреях.
                        «Арии» не простили журналисту Курту Айснеру, еврею, поднявшему сто тысяч немцев и часть королевской армии против династии, создание советов рабочих и солдатских депутатов, временного правительства и национального совета. Во главе с Айснером же. Общество Туле призвало к борьбе с «Иудой». Лозунг «Наш бог – Вальфатер, наш меч – Ар, наш символ – красный орел» лег в основу немецкого  нацизма. «Комитет бдительности» Туле получил оружие. В боях принимали участие все будущие соратники Гитлера.
                        Задолго до 32 года был подготовлена духовно-мистическая почва для прихода «мессии-туле». Даже сегодня идут споры  - каким образом нацистам удалось пробудить беспрецедентный энтузиазм народных масс. Достаточно ли оказалось создания рабочих мест и затягивания в сети пропаганды. Тогда весь мир оставался в стороне, даже восхищаясь энтузиазмом немцев.  Эрнст Блох заметил, - если бы гуманисты  создали более впечатляющие картины духовного объединения – нацисты никогда бы не пришли к власти. Блох писал:   «Общество, которое не воспринимает архетипы, мифы и символы всерьез, - рискует получить от них удар в спину».
                          Сегодня, когда новые «интеллектуалы» делают «вброс» очередной идеологии деления  человеческой популяции, но уже по генетически-кастовому принципу, общество пока не обращает внимания на эти идеи. Спеллер предлагает уже разделение на умные генетически – и тупые – тоже генетически народы и касты. Он имеет массу сторонников. Которые открыто поддерживают такие идеи пока только в социальных сетях. И мы своими действиями – или бездействием – даем богатую пищу для споров новых «генетических ариев». Даже страшно подумать, что выводы спеллероведов смогут получить организационную форму. Стать новыми «европейскими ценностями».  с "нашей доказательной базой"...
© Наталия Федорова [27.05.2012] | Просмотров: 5284

2 3 4 5
 Рейтинг: 37.2/45

Комментарии доступны только зарегистрированным -> Увійти через Facebook



programming by smike
Администрация: [email protected]
© 2007-2024 durdom.in.ua
Администрация сайта не несет ответственности за
содержание материалов, размещенных пользователями.

Вхід через Facebook